Информация:



Интернет на дачу

третий отряд БОКОШЕИНЫЕ ЧЕРЕПАХИ

СЕМЕЙСТВО ПЕЛОМЕДУЗЫ (PELOMEDUSIDAE)

К этому семейству относятся черепахи, у которых шейная пластинка отсутствует и брюшной щит состоит из одиннадцати костей. Относительно короткая шея может отводиться в сторону и быть совершенно спрятанной под щитом.

Семейство заключает три рода с 14 видами, распространенными в тропической и южной Африке, на Мадагаскаре и в Южной Америке. Все они живут исключительно в ручьях и реках и по образу жизни во многих существенных чертах сходны с прочими пресноводными черепахами.

Род щитоногих черепах (Podocnemis) отличается следующими признаками. Брюшной щит большой, передняя часть его неподвижна. Голова снабжена костной височной крышкой, непарным лобным щитком между глазами и тремя большими лежащими рядом щитками на затылке. На задних конечностях только по четыре когтя. За исключением одного мадагаскарского вида, все семь остальных видов живут в больших реках Южной Америки.

Аррау (Podocnemis expansa); 1/9 настоящей величины.

Аррау (Podocnemis expansa) отличается от других видов щитоногих черепах глубоким продольным желобком по середине лба; лобный щиток посредством отростка у заднего края глазницы соединяется с роговым чехлом верхней челюсти. Спинной панцырь яйцевидный, более широкий сзади, без явственного киля посредине. На подбородке находятся два усика. Спинной панцырь бурый, с темными пятнами; брюшной—желтоватый, с бурыми пятнами. Верхняя сторона молодых животных оливково-бурая; нижняя—желтая; верхнее веко, пятно позади глаза и двойное пятно на межтеменном щитке также желтого цвета. Длина панциря взрослых животных достигает 77 сантиметров, причем самки приблизительно вдвое крупнее самцов. Аррау населяют реки Ориноко, Магдалену и Амазонку с ее притоками.

«В 11 часов утра,—пишет А. Гумбольдт,—мы высадились на острове посредине реки, который индейцы миссии Уруана считают своей собственностью. Остров этот известен своими ловлями черепах, или, как здесь говорят, жатвами яиц, которые производятся здесь ежегодно... Мы нашли там более 300 индейцев, расположившихся в хижинах из пальмовых листьев... Среди шумящей толпы , мы заметили несколько белых, лавочников из Ангостура, поднявшихся вверх по течению, чтобы скупать у туземцев масло из черепашьих яиц...

Мы обошли остров, который посещают совершенно так, как у нас ярмарки. Мы находились на ровной песчаной полосе. «Насколько хватает глаз вдоль берегов,—сказали нам,—под слоем песка лежат черепашьи яйца». Наш проводник держал в руках длинную жердь и показывал нам, каким образом ею исследуют, как далеко простирается слой яиц, подобно тому как рудокоп определяет границу слоев мергеля, дерновой руды или бурого угля.


Как мы видели, слой в общем распространен так равномерно, что жердь, наверное, наткнется на него на площади круга радиусом в 20 метров вокруг данной точки. Здесь и говорят просто о «квадратных жердях» яиц, как будто бы делят кусок земли, под которым находится руда, на участки, и правильно его разрабатывают. Между тем слой яиц покрывает остров далеко не везде: он кончается повсюду, где почва быстро повышается, так как черепаха не может взбираться на эти небольшие возвышения... Индейцы уверяли нас, что от устья Ориноко вверх до впадения в нее Апуре нет ни одного острова или берега, где можно было бы собирать черепашьи яйца массами. Части берега, на которых ежегодно собираются, по-видимому, почти все черепахи Ориноко, лежат между слиянием Ориноко и Апуре и большими водопадами, и здесь находятся три самых известных места для ловли. Черепахи аррау, как кажется, не распространяются выше водопадов и, как нас уверяли, выше Апуре и Май-пуре встречаются только черепахи терекай...

Время откладывания яиц аррау совпадает с периодом самого низкого стояния воды так как уровень Ориноко начинает повышаться со времени весеннего равноденствия, то с начала января до 29 марта самые низкие берега выступают над водой. Аррау уже в январе собираются большими стадами, выходят из воды и греются на солнце, лежа на песке. По мнению индейцев, сильная жара необходима для их благосостояния, и солнце содействует откладыванию яиц. В течение февраля аррау встречаются почти целый день на берегу. В начале марта отдельные группы соединяются вместе и плывут затем к немногочисленным островам, где обыкновенно откладывают яйца. Вероятно, каждая черепаха является ежегодно на одно и то же место берега. За несколько дней до откладывания яиц около островов Кукурупару, Уруана и Парарума появляются длинными рядами многие тысячи аррау. Они вытягивают шею и, подняв голову над поверхностью воды, озираются, нет ли опасности со стороны «тигров» или людей. Индейцы очень заботятся, чтобы собравшиеся черепахи не были рассеяны, и ставят поэтому вдоль берега стражу, чтобы животные могли спокойно отложить яйца. Людям, плывущим в лодках, приказывают держаться середины реки и не пугать черепах своим криком.

Яйца всегда откладываются ночью, начиная с солнечного захода. Животное выкапывает своими задними, чрезвычайно длинными ногами, которые снабжены кривыми когтями, яму диаметром в метр и глубиной в 60 сантиметров. Но уверениям индейцев, оно поливает стенки ямы своей мочей, чтобы размягчить песок. Стремление к откладыванию яиц так велико, что некоторые черепахи спускаются в чужие, еще не засыпанные землей ямы и откладывают второй слой яиц на уже лежащие там яйца. При этой бурной суматохе разбивается такое количество яиц, что потеря эта равняется приблизительно трети всей жатвы... Ночью на берегу копаются бесчисленные массы животных, и мно­гих из них застает рассвет, прежде чем они успели закончить свою работу. Тогда они начинают еще больше торопиться с откладыванием яиц и засыпанием вырытых ям, чтобы их не увидел ягуар. Запоздавшие не обращают при этом внимания ни на какую грозящую им опасность и работают на глазах у индейцев, которые рано утром выходят на берег и называют их «сумасшед­шими черепахами». Несмотря на стремительные движения черепах, их легко ловят руками.

Три индейских лагеря на вышеуказанных местах открываются в последних числах марта или в первых числах апреля... Не без изумления можно услышать, что доход от жатвы яиц оценивается таким же образом, как урожай с поля, засеянного хлебом. Бывает, что площадь в 40 метров в длину и 10 метров в ширину доставляет 100 кувшинов масла на сумму в 1000 франков. Индейцы разрывают песок руками, складывают собранные яйца в небольшие корзины, называемые маппири, относят их в лагерь и высыпают в большие деревянные корыта, наполненные водой. Там их давят лопатами, перемешивают и оставляют стоять на солнце, пока маслянистый желток, всплывающий наверх, не сгустится. Масло это вычерпывают и варят над сильным огнем, и чем больше его варят, тем оно будто бы лучше сохраняется. Если его хорошо приготовить, оно прозрачно, не имеет запаха и чуть-чуть желтого цвета. Его употребляют не только для горения, но главным образом для кухни, так как оно не придает неприятного вкуса кушаньям. Однако совершенно чистое черепаховое масло получить трудно; в большинстве случаев оно имеет гнилой запах, происходящий оттого, что при приготовлении масла попадают яйца с развитыми уже в них черепашками...

С берегов Уруана ежегодно получается 1000 кувшинов масла... Урожай со всех берегов, на которых производится жатва, можно оценить в 5000 кувшинов. Двести яиц дают винную бутылку масла; следовательно, на кувшин 25 бутылоких приходится 5000 штук. Если допустить, что каждая черепаха откладывает 100—116 яиц и треть их разбивается во время откладывания «сумасшедшими черепахами», то окажется, что для наполнения маслом этих. 5000 кувшинов 330000 черепах аррау должны отложить на трех местах, где производится жатва, 33 миллиона яиц. Расчет этот гораздо меньше действительности. Много самок откладывают лишь по 60—70 яиц; многих из них при выходе из воды съедают ягуары; наконец, индейцы забирают с собой много яиц, чтобы сушить их на солнце и потом есть, а также разбивают во время жатвы массу яиц по небрежности. Количество яиц, из которых черепашки выходят, прежде чем человек успевает добраться до них, так велико, что весь берег Ориноко у Уруана кишмя кишел молодыми черепашками в дюйм шириной. Они с трудом спасались от охотившихся за ними детей индейцев. Если же принять во внимание, что не все аррау собираются на эти три места для откладывания яиц и многие из них откладывают их между устьем Ориноко и местом впадения в него Апуре поодиночке и недели на две позже, то мы придем к неизбежному заключению, что на берегах нижнего течения Ориноко ежегодно размножается около миллиона черепах. Это чрезвычайно много для столь крупного животного, вес которого достигает до полуцентнера и которое человек так сильно истребляет. Обыкновенно ведь в природе более крупные виды животных размножаются в меньшем количестве, чем более мелкие.

Молодые черепашки разбивают яичную скорлупу днем, но лишь ночью можно увидеть, как они выходят из земли. По словам индейцев, они боятся солнечной жары. Индейцы хотели также показать нам, как черепашка, отнесенная в мешке далеко от берега и посаженная на землю головой от реки, вскоре направляется по кратчайшему пути к воде. Я должен, однако, признаться, что опыт этот удается не всегда одинаково хорошо. Обыкновенно, как мне казалось, эти маленькие существа действительно могли ощущать, откуда дул более сырой воздух, даже если находились очень далеко от берега или даже на острове. Если сообразить, на какое расстояние тянется почти без перерыва слой яиц на берегу и сколько тысяч черепашек, выйдя из яиц, тотчас же направляются в воду, то вряд ли можно допустить, чтобы массы этих животных, роющих в одном и том же месте свои гнезда, могли находить своих детенышей и, подобно крокодилам, отводить их в лужи около Ориноко. Известно, однако, что эта черепаха проводит первые годы своей жизни в мелких лужах, в реку же идет в зрелом возрасте. Каким же образом детеныши находят эти лужи? Отводят ли их туда самки, берущие на себя попечение о них при встрече с ними? Черепаха аррау, несомненно, узнает, как и крокодил, место, где она устроила свое гнездо. Но каким же образом могла бы она отличить своих детенышей от чужих, если она не решается приблизиться к берегу, пока там разбит лагерь индейцев?


С другой стороны, отомаки утверждают, что во время высокого стояния воды видели самок черепах, за которыми следовало значительное число молодых черепашек, и что это будто бы были животные, отложившие яйца в одиночку в укромном месте берега и имевшие возможность вернуться к нему. Самцы среди черепах встречаются очень редко; среди нескольких сот самок попадается один самец. Явление это, однако, не может иметь той же причины, что у крокодилов, кото­рые во время брачного периода устраивают друг с другом кровопролитные сражения».

К сообщению Гумбольдта, по наблюдениям других исследователей, можно добавить следующее. Вне периода размножения аррау живут в лужах, пойменных озерах и в затопленных лесах и питаются почти исключительно упавшими с деревьев плодами. Спаривание происходит в воде. Откладывание яиц в различных районах распространения аррау происходит в различное время, с октября до апреля, в зависимости от периода дождей. Яйца имеют почти шарообразную форму и покрыты мягкой скорлупой белого цвета; они достигают 44—48 миллиметров в длину и 41—43 миллиметров в ширину. Молодые черепашки выводятся через 40 дней.