Информация:



Онлайн кассы

ПОДКЛАСС КРОКОДИЛЫ

Современные крокодилы составляют незначительную часть обширной группы пресмыкающихся, имевшей широкое распространение в триасовое время. Крокодилы — наиболее высоко организованные представители ныне живущих рептилий.

Туловище крокодилов вытянуто в длину и сплюснуто сверху вниз. Голова плоская и низкая с очень длинной мордой. Разрез рта имеет вид волнистой линии. Хвост всегда длиннее туловища и сильно сжат с боков. Низкие ноги обладают сильно развитой стопой; на передних ногах по пяти совершенно свободных пальцев; на задних по четыре пальца, по крайней мере до половины своей длины соединенных перепонкой; из них три внутренних имеют явственный ногтеобразный коготь.

Маленькие глаза крокодилов снабжены верхним и нижним веком и мигательной перепонкой. Они лежат довольно глубоко в глазных впадинах, направлены несколько кверху и имеют вертикально-удлиненный зрачок. Ушные отверстия могут закрываться клапанообразными складками кожи. Ноздри, расположенные близко друг около друга на конце верхней челюсти, имеют полулунную форму и закрываются налегающими друг на друга своими вздутыми краями. Заднепроходное отверстие в виде продольной щели.

Пронизанные полостями кости черепа крокодилов крепко срослись с покрывающей их кожей, так что последнюю невозможно отделить от них. Кожа головы только на затылке делится на явственные щитки. Верхняя и нижняя стороны туловища покрыты более или менее правильными четырехугольными толстыми пластинками. На спине эти пластинки расположены правильными продольными и поперечными рядами и снабжены выдающимся продольным гребнем, или килем. На хвосте пластинки образуют два пилообразно зазубренных ряда, сливающихся сзади в один. Пластинки по бокам туловища удлиненно-округлой, эллиптической формы и отделяются друг от друга и от пластинок спины более мелкими щитками. На спине, а у некоторых видов также на брюхе и горле, щитки эти окостеневают, и благодаря этому кожа получает вид панцыря.

Для определения видов важнее всего костные щитки на шее и затылке; число и расположение их у отдельных видов крокодилов различны. На мягком пространстве кожи позади головы лежат отдельные маленькие передние затылочные щитки, расположенные по большей части в один или два поперечных ряда. Верхнюю часть шеи занимают задние затылочные или шейные щитки.

Целый ряд очень существенных особенностей внутреннего строения кро­кодилов вполне оправдывает выделение их в особый подкласс пресмыкающихся.

В связи с сильно выступающей вперед мордой собственно череп составляет не более одной пятой части всей длины головы. Височная область черепа у крокодилов, подобно гаттерии, имеет две костные дуги; верхняя из них образована заднеглазничной и чешуйчатой костями, а нижняя—скуловой и квадратно-скуловой костями; все эти кости прочно соединены между собой. Теменная лобная кости непарные; длинные носовые кости, так же как и межчелюстные кости, парные; последние могут иметь вверху, перед ноздрями, отверстие для выступающего нижнечелюстного зуба.

Характерной особенностью черепа крокодилов считается присутствие вторичного костного нёба. Оно образовано нёбными отростками межчелюстных, верхнечелюстных, нёбных и крыловидных костей. Все эти костные отростки срастаются по средней линии и разделяют первичную ротовую полость на два отдела: на нижний—вторичную ротовую полость и на верхний—носоглоточный проход. В носоглоточный проход спереди открываются первичные внутренние носовые отверстия (первичные хоаны), сзади же он сообщается с глоткой при помощи вторичных хоан.

Зубы в челюстях сидят каждый в особой ячейке (текодонтные зубы), чем крокодилы отличаются от всех прочих современных пресмыкающихся. Все зубы очень сходны между собой, имеют конусообразно заостренную форму и лишь слегка загнуты назад. Оснований зубов внутри пустые и заключают в себе новые; замещающие зубы, которые, подрастая, выталкивают старые, и таким образом происходит постоянная смена зубов много раз в течение жизни животного. При смыкании челюстей нижнечелюстные зубы входят в промежутки между зубами верхней челюсти; оба передних зуба нижней челюсти входят в углубления, или вырезы, верхней. Обыкновенно первый и четвертый нижнечелюстные зубы и третий верхнечелюстной бывают самыми длинными. У разных видов крокодилов число зубов значительно варьирует.

В позвоночнике обыкновенно насчитывается 9 шейных, 12—13 грудных, 2—4 поясничных, 2—3 крестцовых и 34—42 хвостовых позвонка. Передняя поверхность позвонков вогнута, задняя выпукла. Ребра в числе 12—13 пар снабжены двумя головками и крючковидным отростком. Кроме того, имеются еще особые тонкие, несоединенные с позвоночником, костные брюшные ребра. Они расположены в семь или восемь поперечных рядов между слоями брюшных мускулов. Спереди они прилегают к хрящу последнего ребра и к хрящевому выступу грудины, а сзади к лобковым костям.

Плечевой пояс состоит только из лопатки и коракоида. Таз отличается очень широкими для пресмыкающихся подвздошными костями и присутствием большого запирательного отверстия; последнее образовано слиянием подвздошно-лобкового отверстия и отверстия для запирательного нерва. Запирательное отверстие свойственно и черепахам, но вообще характерно для млекопитающих.

Головной мозг крокодилов, в некоторых отношениях напоминающий мозг птиц, отличается от мозга прочих пресмыкающихся большим мозжечком..

Короткий и плоский язык по всей своей длине прикреплен ко дну ротовой полости. Желудок состоит из двух отделов: переднего, в виде тонкостенного мешка, и заднего, меньшего отдела, с толстыми мускулистыми стенками. Короткий кишечник состоит из тонкостенной двенадцатиперстной кишки, зигзагообразно изогнутой тонкой кишки и короткой и широкой прямой кишки, лишенной слепого отростка. Печень, состоящая из двух долей, очень велика; желчный пузырь грушевидный. Поджелудочная железа довольно значительна. Селезенка маленькая.

Темно-красные почки в виде лопастей прилегают к поясничным позвонкам. Мочевого пузыря нет. Семенники помещаются в брюшной полости около почек. Семепроводы открываются в клоаку вместе с мочеточниками. Непарный мужской половой член с глубокой продольной бороздкой помещается в задней части клоаки. По обеим сторонам клоаки находятся две крупные железы, выделяющие сильно пахнущее мускусом вещество. Вероятно, они имеют значение в половой деятельности крокодилов. Две такие же железы помещаются сзади нижней челюсти; в момент возбуждения, даже и у молодых животных, они могут выпячиваться в виде придатка.

В глубине ротовой полости перед глоткой свешивается особая складка—нёбная завеска. Она может вплотную прилегать к задней выпуклой части языка и отгораживать внутренние носовые отверстия и гортань от ротовой полости. Благодаря такому приспособлению крокодилы могут дышать в воде с открытой пастью, если только ноздри выставлены из воды. Легкие сравнительно очень велики и имеют сложноячеистое строение.

Сердце у крокодилов сравнительно мало и окружено толстой околосердечной сумкой. Правый и левый желудочки разделены полной перегородкой. Из левого желудочка выходит правая, а из правого—левая дуга аорты вместе с легочным артериальным стволом. Спинная аорта не образуется путем слия­ния обеих дуг аорты, а представляет собой продолжение правой дуги, в ко­торую впадает значительно слабее развитая левая дуга.

В настоящее время известно более 20 видов крокодилов, относящихся к четырем хорошо выраженным группам, и составляющих единственное семейство. Систематика крокодилов осложняется чрезвычайно сильно возрастной и географической изменчивостью этих пресмыкающихся. Особенно часто изменяется отношение между длиной и шириной морды у молодых и старых особей одного и того же вида. У очень молодых крокодилов морда короткая, затем она постепенно удлиняется, а в более зрелом возрасте при незначительном изменении длины ширина ее увеличивается в большей степени.

Крокодилы распространены в настоящее время во всех частях света, за исключением Европы, так как они населяют лишь жаркий пояс и прилегающие области земного шара. Северным пределом их распространения в восточном полушарии служит 34-й, в западном 35-й градус широты; к югу они распространены до 21-го градуса широты в восточном полушарии и до 32-го в западном.

Все крокодилы живут в воде и чаще всего встречаются в медленно текущих реках, в озерах и многоводных болотах. Иногда они населяют также соленые озера и даже прибрежные морские воды. На сушу крокодилы выходят лишь для того, чтобы погреться под лучами солнца, чтобы отложить яйца и, наконец, чтобы переселиться из пересыхающего водоема в другой, более многоводный.

Добычу крокодилов составляют всевозможные позвоночные животные, от рыб до крупных млекопитающих. Они не нападают лишь на животных, превосходящих их величиной. Однако, часто они питаются гораздо более мелкой добычей, в особенности раками и моллюсками.

Размножаются крокодилы путем откладывания яиц. Сравнительно небольшие, величиной с гусиные, яйца покрыты крепкой известковой скорлупой. Самка сносит их в простую, вырытую в песке ямку или зарывает их в болотистую почву и прикрывает остатками стеблей и опавшей листвой. Число яиц в кладке может быть от 20 до 100. Иногда самка остается около гнезда и за­щищает его от врагов. Зародыши развиваются продолжительное время. Только что вылупившиеся детеныши немедленно идут в воду. В начале жизни они растут быстро, но в возрасте 6—8 лет, с наступлением половозрелости, рост замедляется, хотя и не прекращается до самой смерти. Сколько лет живут крокодилы—неизвестно, но во всяком случае продолжительность их жизни больше, чем у человека.

Некоторые виды крокодилов представляют серьезную опасность для человека. Многие приносят вред уничтожением домашних животных. Однако иногда их преследуют не столько в целях самозащиты, сколько ради их ценной кожи, пригодной для различных изделий.

В некоторых местностях жители необычайно боятся крокодилов, в других же странах, наоборот, население обращается с ними очень доверчиво и спокойно. Несмотря на свою чрезвычайную хищность, крокодилы очень трусливы, и только суеверие людей делает их смелыми. Даже среди самых опасных видов, как и среди тигров, по-видимому, лишь отдельные экземпляры становятся людоедами.

При хорошем уходе крокодилы легко переносят неволю. В зоопарках они научаются узнавать ухаживающих за ними людей и отличать их от других. При приближении знакомой посуды с мясом они производят страшный шум рыданьем, топаньем ног и ударами хвоста.

Ф. Вернер, много наблюдавший крокодилов в неволе, сообщает следующие интересные наблюдения над их поведением: «Ни один крокодил не пользуется передними ногами для почесывания или для того, чтобы вытащить из пасти назад чересчур большой кусок; делается это всегда без исключения когтями задних лап; даже при защите передние лапы с их когтями играют второстепенную роль по сравнению с задними, совершенно независимо оттого, что в действи­тельности главным оружием следует считать ужасные зубы и уже чувствительную даже у мелких экземпляров, едва достигающих в длину одного метра, силу мускулистого хвоста. Что мы наблюдаем иногда у гаттерии, а именно широкое раскрывание пасти в «приятном настроении», у крокодилов, особенно когда они греются на солнце, составляет вполне обычное явление; при этом можно заглядывать в желтую пасть, которая благодаря своеобразному закрытию полости сзади как будто заканчивается слепым мешком. Положение несколько на боку, которое можно наблюдать у многих млекопитающих в состоянии покоя, но которое не свойственно вообще пресмыкающимся, у крокодилов не пред­ставляет собой редкого явления в том случае, когда они чувствуют себя в пол­ной безопасности и совершенно здоровы.

Голос всех молодых крокодилов представляет собой своеобразное кваканье, которое лишь позднее, когда животные достигли больше полуметра длины, переходит в ворчание или фырканье, или даже в глухой рев. Рассвирепевший нильский крокодил длиной в три четверти метра может уже произвести ужасающее впечатление. Пристально устремив свои светло-зеленые глаза на противника, с хвостом всегда приподнятым и готовым для удара, маленькое чудовище, как настоящий дракон, лежит настороже, пыхтя, как кузнечный мех, и готовое каждую секунду схватить неосторожно выставленную часть тела нападающего. Если протянуть ему железный прут, он сначала хватает его изо всех сил, так что слышно, как трещат зубы; но если повторить этот опыт несколько раз, то вскоре замечаешь, что крокодил быстро научается, хватает постепенно все тише и тише и, наконец, либо совсем не обращает внимания на прут, либо же закрывает пасть так осторожно, что можно было бы засунуть между ней и железом палец, если бы только не знать, что животное с пальцем обходится совершенно иначе, чем с железным прутом.

Если кормить вместе нескольких крокодилов мясом, то можно видеть, что каждый, схватив свой кусок зубами, обыкновенно боковыми, тотчас же убегает с ним в угол, чтобы сожрать его там без помехи; при этом животное часто становится вертикально у стены.

Гангский гавиал (Gavialis gangeticus); 1/25 настоящей величины.

Если совершенно лишить их в течение нескольких дней воды, так что пасть и горло их становятся сухими, то, по-видимому, даже при сильном голоде, они не могут принимать никакой пищи... Пожирание, особенно более крупных кусков пищи, совершается всегда постепенно, большой частью с поднятой вверх головой; сухую пищу крокодилы сначала держат под водой, а потом глотают мокрой».

Род гавиалов (Gavialis) заключает единственный вид, верхняя челюсть которого имеет только в передней части по три вырезки для принятия трех самых передних зубов нижней челюсти. В верхней челюсти 27—29 зубов, в нижней 25—26. Рыло чрезвычайно длинное и тонкое, превышающее в 3,5—5,5 раз свою ширину у основания. На переднем конце оно имеет вздутие, особенно резко выраженное у взрослых самцов. Шов, соединяющий обе ветви нижней челюсти, продолжается назад до 23-го или 24-го зуба. Спина покрыта панцирем из четырех продольных рядов килеватых костных пластинок; на брюшной стороне костных пластинок нет.

Гангский гавиал (Gavialis gangeticus) обладает следующими характерными признаками: зубы слегка изогнуты; самые крупные из них—оба передних боковых зуба верхней челюсти и первая, вторая и четвертая пары нижнечелюстных зубов.

От середины шеи и до основания хвоста расположены спинные щитки, образуя 21—22 поперечных ряда; первый ряд состоит из двух щитков, два следующих из четырех, а все остальные—из четырех средних и двух очень маленьких боковых щитков.

На хвосте расположены 19 пар килеватых и 19 простых чешуй, приподнятых в виде гребня. Верхняя сторона тела темного буро-зеленого цвета; окраска брюшной стороны желто-зеленая, переходящая в белый. Длина тела достигает 6 метров.

Гавиал водится в Ганге, Инде и Брамапутре и в их крупных притоках. Он живет всегда на глубоких местах и питается почти исключительно рыбой. О нападении гавиала на крупных млекопитающих или на человека ничего достоверного неизвестно, поэтому он может быть признан одним из немногих безвредных видов.

О размножении гавиала сообщает Андерсон, который выкапывал из песка яйца этого крокодила и некоторое время держал в неволе только что вылупившихся детенышей. 40 яиц лежали в двух одинаковых кучках, расположенных одна над другой и отделенных друг от друга слоем песка толщиной в 60 сантиметров; таким образом, он были, вероятно, отложены в разные дни.

Детеныши при рождении имели в длину 40 сантиметров, из которых 4 сантиметра приходилась на морду и 22 на хвост. Они были окрашены в серо-буроватый цвет с пятью неправильными темными поперечными полосами на спине между передними и задними ногами и девятью такими же полосами на хвосте. Тотчас после вылупления они убегали с поразительной быстротой; один из них, которому Андерсон помогал освободиться от скорлупы, стал кусаться и схватил наблюдателя за палец.

К роду крокодилов (Crocodilus) относятся виды, межчелюстная кость которых имеет спереди две глубокие ямки для принятия обоих передних зубов нижней челюсти. Кроме того, верхняя челюсть имеет вырезку, в которую входит четвертый нижнечелюстной зуб. Число неровных крупных зубов достигает 17—19 с каждой стороны верхней челюсти и 15 с каждой стороны нижней. Пятый верхнечелюстной зуб крупнее остальных. Шов, соеди­няющий обе ветви нижней челюсти, простирается назад не далее восьмого нижнечелюстного зуба. Спину покрывают четыре или более продольных рядов килеватых костных щитков.

Крокодилы распространены в Африке, юго-западной и южной Азии, северной Австралии и тропической Америке. Начиная с верхнего мелового периода, они жили в Европе, в третичный период были представлены здесь многими видами но в начале плейстоцена совершенно вымерли.

Некоторые виды крокодилов очень трудно отличить друг от друга. Особенные трудности для определения представляют молодые и только что вылупившиеся из яйца. Все молодые особи этого рода обладают сравнительно коротким рылом, включая и те виды, которые во взрослом состоянии имеют длинное рыло. Поэтому ниже мы будем говорить лишь о различиях взрослых животных.

Узкорылый крокодил (Crocodilus cataphractus) по строению своего узкого рыла представляет собой до известной степени связующее звено между гавиалами и собственно крокодилами. Его сильно вытянутое заостренное и выпуклое сверху рыло длиной приблизительно в три раза превышает свою ширину у основания. Лоб выпуклый. Парные затылочные щитки расположены в два ряда и граничат с шестью продольными рядами щитков спинного панцыря.

Окраска верхней стороны от охряно-желтой до темнооливковой; голова усеяна темно-бурыми крапинками; за туловище и хвосте большие черные поперечные пятна; желтовато-белое брюхо испещрено такими же, но значительно более мелкими пятнами. Иногда окраска может быть одноцветной. Взрослое животное имеет длину около 6 метров.


Узкорылый крокодил (Crocodilus cataphractus); 1/25 настоящей величины.

Узкорылый крокодил водится во всех крупных реках западного побережья Африки, в особенности же в Сенегале, Гамбии, Нигере, Бинуэ, Камеруне, Габуне, Куили и Конго. Путешественник Рейхенов пишет: «Я находил его как в лагунах вблизи морского берега, в устьях больших рек, так и в верхнем течении их, в пресной воде. В дельте реки Камеруна, в узких канала, прорезающих болотистые наносные земли, покрытые мангровыми деревьями и панданусами, я видел этих животных лишь поодиночке, там и сям греющихся на солнце на песчаных отмелях, откуда при приближении лодки они ныряли в воду с чрезвычайной быстротой. Зато в притоке Камеруна Бури они встречаются в поразительном количестве. Я не раз убеждался, что в пресной воде узкорылый крокодил никогда не нападает или нападает лишь в очень редких случаях на более или менее сильную добычу—человека или крупное животное, так как и тот и другое в состоянии оказать ему сопротивление. В одной лагуне на Золотом Берегу негры пользовались бродом, и я никогда не слыхал о несчастном случае, хотя крокодилов здесь по временам бывало очень много».

Однако далее Рейхенов сообщает, что в период дождей, когда река становится глубокой, узкорылые крокодилы довольно часто хватают людей из лодок, так как могут быстро увлечь добычу на глубину, не подвергаясь опасности встретить сопротивление.

Узкорылый крокодил, в основном, питается рыбой, земноводными и пресмыкающимися, живущими в воде. Подстерегая свою добычу, он в качестве временного убежища пользуется норами, вырытыми в крутых берегах реки. Яйца откладывает на землю, прикрывая их остатками стеблей и опавшими листьями, чем отличается от прочих видов своего семейства.

Местные жители часто охотятся на узкорылого крокодила, так как мясо его отличается хорошим вкусом.

Американский острорылый крокодил (Crocodilus americanus) также имеет удлиненную, узкую и острую морду, длина которой вдвое больше ее ширины у основания. Морда более или менее выпукла, слегка морщиниста и снабжена приподнятым валиком вдоль ее середины. Два или четыре передних шейных щитка расположены в один ряд. Четыре или шесть задних шейных щитков распределены в два ряда и отделены от спинных щитков явственным промежутком. Последние располагаются в 4—6 продольных рядов. Верхняя сторона тела окрашена в темный оливково-бурый цвет; нижняя сторона—в более чистый светло-желтый. Взрослые особи достигают длины в 6 метров.

Область распространения острорылого крокодила охватывает значительную часть южноамериканского материка, Центральной Америки и Вест-Индии. Он живет главным образом в пресных водах Эквадора, Новой Гренады. Венецуэлы, Юкатана, Гватемалы, южной и средней Мексики, Кубы, Сан-Домпнго. Ямайки, Мартиники, Маргариты и Флориды.

Образ жизни американского острорылого крокодила очень красочно описан А. Гумбольдтом. Знаменитый путешественник прежде всего знакомит нас с берегами реки Апуре (приток Ориноко) ниже Сан-Фернандо, где эти пресмыкающиеся водятся во множестве.

«Начиная от Диаманта,—пишет А. Гумбольдт,—вступаешь на территорию, заселенную только дикими животными и представляющую собой местами настоящее царство ягуаров и крокодилов. Один берег реки на большей части своего протяжения покрыт благодаря разливам песком и лишен растительности; противоположный, более высокий берег порос высокоствольными деревьями. То тут, то там река окаймлена деревьями по обоим берегам.

В береговых зарослях крупные четвероногие этих стран—тапиры, пекари и ягуары—проложили свои тропы, чтобы ходить по ним к реке на водопой. Эти животные не обращают большого внимания на проходящую мимо лодку, и путешественник может видеть их медленно пробирающимися вдоль берега; они не торопятся скрыться в одном из узких проходов в сплошном кустарнике. Путешественник находится среди дикой, нетронутой природы, точно в новозданном мире. Вот показался на берегу ягуар, а вот медленно шествует вдоль прибрежных зарослей гокко (Сгах). Животные самых различных групп сменяют друг друга.

В тех местах, где берег имеет значительную ширину, растительность отступает от воды. Тут между водой и кустарниками можно видеть лежащих на песке крокодилов, часто по восемь-десять штук на одном участке. Неподвижно лежат они друг подле друга, разинув пасть так, что челюсти образуют одна относительно другой прямой угол, и не обнаруживая ни малейших признаков взаимного расположения, замечаемых у других животных, держащихся обществами. Как только такая группа крокодилов покидает берег, она рассеивается.

Тем не менее она состоит, по всей вероятности, из нескольких самок лишь при одном самце. Это объясняется малочисленностью самцов. Причина редкости самцов заключается, может быть, в том, что в период спаривания они вступают в бои друг с другом и гибнут в этих боях. Описываемые гигантские пресмыкающиеся так многочисленны, что в каждый данный момент на реке мы могли видеть по пять, по шесть особей их, несмотря на то, что вода в Апуре едва начинала идти на прибыль и, следовательно, сотни кроко­дилов лежали еще, закопавшись в ил саванны».

Кишит этими чудовищами и река Невери, впадающая в Барцелонскую бухту. Здесь их много даже около устья реки, откуда они во время штиля нередко заплывают в открытое море. В воде, в погоне за своей добычей, острорылый крокодил двигается с большой ловкостью и проворством. На суше, ничем не потревоженный, он, напротив, очень медлителен, и все движения его прямолинейны. Однако, спасаясь от опасности, он может делать крутые и неожиданные повороты. Бегущий крокодил производит шорох, происходящий, по-видимому, от трения пластинок кожи одна о другую. На бегу он своеобразно выгибает спину, отчего кажется более высоким на ногах, чем во время покоя.

Острорылый крокодил питается рыбой, земноводными и пресмыкающимися, живущими в воде, а также водосвинками, в некоторых местах составляющими его излюбленный корм. При случае нападает он также и на более крупных животных и даже на человека. Однако повадки острорылого крокодила в разных местах чрезвычайно различны: на некоторых реках он очень опасен и причиняет большой вред населению, на других же очень осторожен и совершенно без­обиден. А. Гумбольдт много раз отмечает это в своих описаниях.


Американский острорылый крокодил (Crocodilus americanus); 1/25 настоящей величины.

«На реке Рио Буритуку,—сообщает он,—нас предостерегали, чтобы мы не давали нашим собакам лакать воду из реки, так как в ней живут необычайно свирепые крокодилы, часто выходящие из воды и преследующие собак даже на суше. Смелость этих крокодилов тем замечательнее, что крокодилы реки Рио Тизанао довольно трусливы и безвредны. В реке Рио Невери очень многочисленны большие крокодилы, но тут они не так свирепы, как в реке Ориноко».

«Благодаря строению своей гортани и подъязычной кости, а также складчатости своего языка,—пишет далее А. Гумбольдт,—это пресмыкающееся способно схватывать добычу под водой, но не может проглатывать ее там. Поэтому через несколько часов после исчезновения человека можно, за исключением редких случаев, наблюдать появление крокодила совсем близко от места не­счастия и видеть, как он пожирает свою жертву. Тем не менее на этих опасных животных охотятся редко. Они отличаются большой хитростью, и застрелить их не легко. Пуля убивает их лишь в том случае, если попадает в пасть или в подмышечную впадину. Индейцы, редко имеющие в своем распоряжении огнестрельное оружие, ловят крокодилов на заостренные толстые железные крюки, наживленные мясом и привязанные к стволам деревьев при помощи цепи; попавшегося на крюк крокодила они умерщвляют затем копьями, но подступают к нему только после того, как он сильно измучился при попытках освободиться с крюка. Невероятно, чтобы когда-либо удалось очистить страну от крокодилов, так как к берегам Испанской Гвианы ежедневно прибывают с восточных склонов Андов новые и новые массы этих животных, продвигающиеся по рекам Мета и Апуре и расселяющиеся в лабиринте бесчисленных рек. Успехи культуры поведут лишь к тому, что крокодилы станут пугливее и их легко будет прогонять».

«Острорылые крокодилы,—сообщает далее А. Гумбольдт,—откладывают яйца в отдельные ямки. К концу развития яиц самка снова появляется около ямки, зовет детенышей, которые отвечают ей, и в большинстве случаев помогает им выбраться из земли». Трудно сказать, говорит ли тут великий естествоиспытатель на основании собственных наблюдений или же только передает то, что слышал от других. Во всяком случае позднейшие наблюдения над нильским крокодилом говорят за то, что в сообщении А. Гумбольдтанет ничего невероятного.

Маленькие крокодилы предпочитают небольшие лужи и наполненные водой канавы. Они подвергаются преследованиям различных болотных птиц и черных американских грифов.

«Ниже того места, где в Ориноко впадает Рио Араука,—читаем мы далее в описании путешествия А. Гумбольдта,—крокодилы появились в большем числе, чем до того; особенно много их было против большого озера, соединяющегося с рекой Ориноко. Индейцы сказали нам, что эти крокодилы пришли сюда с суши, где они лежали, закопавшись в ил саванны. С первыми ливнями они пробуждаются от своего оцепенения, немедленно собираются в общества и направляются к реке, достигнув которой, снова рассеиваются.

Таким образом, мы видим, что в льяносах засуха и жара действуют на животных и на растения подобно морозам. Некоторые пресмыкающиеся, в. особенности крокодилы, не легко оставляют те лужи, где они нашли воду во время выступления рек из берегов. По мере пересыхания этих водоемов крокодилы закапываются все глубже и глубже в ил в поисках влаги, благодаря которой их кожа и панцирь сохраняют свою эластичность. Во время такого покоя они впадают в оцепенение; надо думать, что в этом состоянии доступ воздуха к ним не вполне прекращен и его вполне достаточно для поддержания дыхания».

Нильский крокодил (Crocodilus niloticus), говорят, может достигать длины в 10 метров. Но указания на такую длину могли быть сделаны лишь при определении ее на глаз; фактические же измерения дают, самое большое, длину в 6 метров. От близких видов нильский крокодил отличается главным образом полным отсутствием каких бы то ни было гребней на передней части головы и рыла. Позади головы помещаются от 4 до 6 щитков, снабженных килем и рас­положенных в один поперечный ряд. На зашейке 6 таких же щитков. Спинные щитки образуют обыкновенно 16 или 17 поперечных рядов. На хвосте имеется 17—18 парных и 18—20 одиночных щитков. Основная окраска темная бронзово-зеленая с маленькими черными пятнами на спине; нижняя поверхность тела грязно-желтого цвета. Окраска сильно варьирует.

Нильский крокодил распространен в большей части африканских вод как береговых областей, так и внутренних частей материка. Кроме того, он обитает на Мадагаскаре, на Коморских и Сейшельских островах, а также встречается в небольшом числе в Палестине, где сохранился до настоящего времени в реке Церка близ Цезареи. В Египте он почти совсем истреблен, но в восточном Судане и вообще во внутренних частях Африки все еще многочислен.

Нильский крокодил любит тихую, спокойную воду со слабым течением. Он живет всегда на отмелях и упорно придерживается места, однажды им избранного. Однако в период дождей он нередко странствует по дождевым потокам и затопленным лесам. Порой пресмыкающееся заходит так далеко, что быстро наступающая засуха отрезает его от главной реки. В таких случаях он укрывается различным образом до наступления первых дождей. Сначала крокодил перебирается из одной лужи в другую; потом он целыми неделями остается в какой-нибудь из них, лишь бы там сохранилось еще хоть немного влаги. Когда вода иссякнет и в этой последней луже, животное зарывается в ил и впадает в оцепенение.

Нильский крокодил (Crocodilus niloticus); 1/35 настоящей величины.


Нильский крокодил распространен в большей части африканских вод как береговых областей, так и внутренних частей материка. Кроме того, он обитает на Мадагаскаре, на Коморских и Сейшельских островах, а также встречается в небольшом числе в Палестине, где сохранился до настоящего времени в реке Церка близ Цезареи. В Египте он почти совсем истреблен, но в восточном Судане и вообще во внутренних частях Африки все еще многочислен.

Нильский крокодил любит тихую, спокойную воду со слабым течением. Он живет всегда на отмелях и упорно придерживается места, однажды им избранного. Однако в период дождей он нередко странствует по дождевым потокам и затопленным лесам. Порой пресмыкающееся заходит так далеко, что быстро наступающая засуха отрезает его от главной реки. В таких случаях он укрывается различным образом до наступления первых дождей. Сначала крокодил перебирается из одной лужи в другую; потом он целыми неделями остается в какой-нибудь из них, лишь бы там сохранилось еще хоть немного влаги. Когда вода иссякнет и в этой последней луже, животное зарывается в ил и впадает в оцепенение.

В воде крокодил необыкновенно проворен. Он очень быстро плавает и ныряет на любой глубине, легко рассекая воду. Его чрезвычайно сильный хвост предоставляет собой превосходное весло; хорошо развитые плавательные перепонки на задних ногах значительно облегчают каждое движение или положение в воде. Крокодил может оставаться совершенно неподвижным на поверхности воды, если только сильнее заполнит легкие воздухом. Ныряя, он делает быстрый выдох и бросается в глубину головой вниз; часть спины и конец хвоста показываются при этом на поверхности, как у играющего дельфина.

Движения крокодила на земле также нельзя назвать неуклюжими. Однако более или менее значительные переходы по суше он делает лишь в исключительных случаях; обычно нильский крокодил редко удаляется от берега более чем на 100 шагов. Всползая на отмель, он двигается очень медленно, едва переставляя ноги; туловище, задний отдел которого приподнят сильнее переднего, держит при этом так низко, что оно тащится по песку. Если вспугнуть крокодила на суше, в некотором отдалении от реки, он устремляется к воде очень быстро, высоко поднявшись на ноги и не волоча хвост. С такой же быстротой выскакивает он на берег, чтобы схватить свою добычу.

Из всех внешних чувств у крокодила лучше всего развит слух. На охоте легко убедиться, что он различает даже самый незначительный шорох. Зрение также развито достаточно хорошо. Напротив, обоняние, вкус и осязание, по-видимому, развиты очень слабо.

Нильский крокодил в известной степени способен пользоваться приобретенным опытом. Он не забывает, например, испытанных преследований и в дальнейшем становится осторожным и научается ускользать от них. Старые животные постоянно держатся поблизости тех мест, где их охота была особенно добычлива; они запоминают ведущие к берегу дороги, по которым ходят за водой люди или спускаются к реке стада. В то над время крокодил не умеет отличать опасных для него людей от тех, которых ему нечего бояться, и уходит в воду при виде людей вообще.

На суше крокодил очень труслив и при малейшей опасности во всю мочь убегает к воде. Застигнутый врасплох и отрезанный от воды, он ловко пробирается через самые густые заросли и прячется в них. Крокодил проделывает это с таким искусством, делая крутые повороты на бегу и запутывая свои следы, что отыскать его удается лишь в редких случаях. В воде поведение кро­кодила совсем иное: попав в свою родную стихию, он становится смелым и чрезвычайно опасным хищником.

В момент сильного возбуждения, разозленный или раненый, крокодил издает глухой рев или глухое шипящее фырканье. Детеныши, недавно вылупившиеся из яиц, издают своеобразные квакающие звуки.

Обыкновенно около полудня нильский крокодил выходит из воды на пологую отмель; он вылезает очень осторожно, внимательно осматриваясь по сторонам, и лишь затем ложится и засыпает с раскрытой пастью. Но сон его неглубок, и от малейшего шороха он просыпается, готовый броситься в воду.

С наступлением сумерок крокодил отправляется на охоту


Черный крокодил

Добычей ему служит проимущественно рыба, но, кроме того, и все крупные и мелкие звери, неосторожно приблизившиеся к реке, и даже болотные и водяные птицы. Крокодил подплывает к своей добыче очень осторожно. Он погружается под воду и приближается медленными бесшумными движениями; из воды для дыхания выставляются одни только ноздри. В момент нападения он выскакивает на берег с быстротой молнии, но, промахнувшись, уже не продолжает преследования на суше. На птиц он нападает чаще всего из-под воды.

Нильский крокодил не только наносит вред стадам прибрежных жителей, но не менее опасен и для них самих. В Судане нападения крокодилов на людей происходят ежегодно. Чаще всего жертвами крокодилов становятся местные жители, когда они входят в реку, чтобы набрать воды. Иногда крокодилы нападают и на людей, плывущих в челноках.

Самки крокодилов, достигшие 3,5 метров в длину, уже способны откладывать яйца. Для гнезда избирается песчаная почва около берега на высоте 1—2 метров над самым высоким уровнем стояния воды. Самка выкапывает здесь продолговатую яму около 0,5 метра глубиной. Дно ямы немного приподнято в середине, отчего яйца при откладывании скатываются в углубленные места дна. Яйца, похожие на гусиные, имеют около 9 сантиметров в длину и 6 сантиметров в ширину. Самка засыпает яму с отложенными яйцами песком, причем сверху остается небольшое углубленьице, имеющее вид лотка. Самка остается лежать в этом лотке, охраняя яйца от покушений хищников. Так стережет она свое гнездо до вылупления детенышей, что происходит при­близительно через 1,5—2 месяца.

«Люди племени сакалава,—сообщает Фёльтцков, наблюдавший крокодилов на Мадагаскаре,—рассказывали мне, что когда детеныши готовы вылупиться из яиц, старый крокодил раскапывает яму. Я не сомневаюсь в правдивости этих рассказов, так как сам видел много ям, откуда был удален песок и где лежали разломанные оболочки яиц. Однако передо мной встает вопрос: как самка узнает, что яйца развились в достаточной степени и что наступило, следо­вательно, время откапывать их? Разгадка оказалась очень простой.

В рабочей комнате моего дома в местечке Моянга стояли несколько наполненных песком ящиков с крокодильими яйцами. Однажды я услышал звуки шедшие от одного из ящиков. Я предположил, что вылупился какой-нибудь детеныш и, задыхаясь в песке, издает звуки. Я стал отрывать этого детеныша, и тут-то выяснилось то поразительное обстоятельство, что звуки неслись из яйца с нетронутой скорлупой. Эти звуки так громки, что если яйца ничем не покрыты, они слышны совсем явственно из соседней комнаты. Когда яйца покрыты песком, как это бывает в естественных условиях, где они находятся на глубине приблизительно в 0,5 метра, указанные звуки несколько более глухи; но и в этом случае их можно явственно слышать через всю комнату, не напрягая слуха. Призывные звуки, издаваемые молодыми крокодилами в яйце, легко могут быть вызваны в любой момент. Для этого надо только пройти мимо места, где находятся яйца, тяжелыми шагами или постучать по ящику, в котором они помещаются, или взять яйцо с детенышем в руку и немного пошевелить его—всякое сотрясение составляет детеныша издавать в яйце звуки. Самка спит на гнезде; своими движениями во время сна или своим хождением от гнезда к воде и обратно она производит сотрясение почвы, которое и побуждает достаточно развившихся в яйце детенышей издавать звуки. После этого старое животное удаляет песок из ямы, а еще через некоторое время из яиц вылупляются молодые крокодилы. Из подобных выкопанных и оставленных непокрытыми яиц детеныши вылупились по прошествии трех дней.

По вылуплении детенышей старый крокодил идет с ними к воде. Мой помощник, человек безусловно надежный, рассказывал мне, что он недавно видел большого крокодила, пробиравшегося к воде в сопровождении стайки детенышей приблизительно штук в 20. Старое животное было, как он говорит, чрезвычайно свирепо. На основании моих исследований, я, кажется, могу утверждать самым определенным образом, что только что вылупившиеся детеныши крокодила не в состоянии вылезти из-под лежащего над ними слоя песка без помощи матери. Некоторые из детенышей, сидевших в яйцах, поверх которых был слой песка около 0,5 метра в толщину, делали, правда, попытки освободиться из яиц и разбивали в каком-нибудь месте их скорлупу; иногда детеныши даже высовывали из такого отверстия кончик морды; но все они непременно околевали, что надо объяснить, вероятно, недостатком воздуха. Из яиц, поверх которых лежало мало песку, молодые крокодилы вылуплялись без всяких затруднений».

При вылуплении из яйца детеныши имеют 20—28 сантиметров в длину. Утверждают, что в течение первого и второго года жизни они вырастают ежегодно на 10 сантиметров, затем увеличиваются на 15—20 сантиметров в год. Так и крокодил растет, пока не достигнет общей длины метра в 3. С этого времени он начинает, по видимому, расти все медленнее и медленнее. Возраст особей в 5— 6 метров длины можно будто бы определить лет в сто. Можно, однако, сомневаться в справедливости этих указаний и предполагать, что нильский крокодил растет значительно быстрее. Сколько лет живут вообще крокодилы, установить пока не удалось.

Крокодилы, пойманные молодыми, вскоре становятся ручными; они позволяют прикасаться к себе, привыкают к определенному зову и берут предлагаемую им пищу из рук.

По словам Геродота, в некоторых местностях древнего Египта существовал культ почитания крокодилов; некоторых из этих пресмыкающихся жрецы приручали и окружали заботами. Они кормили крокодилов мясом жертвенных животных, украшали их драгоценностями, а после смерти мумифицировали и хоронили в гробницах. Однако в других местностях Египта жители относились совсем иначе к нильскому крокодилу и, считая его своим злейшим врагом, уничтожали при всяком удобном случае.

В настоящее время охота на нильского крокодила распространена довольно широко. Негры применяют различные способы добывания посредством приманки, наживляемой на крючок, и тому подобные приспособления, а также посредством специального дротика, из засады, когда крокодил спит на отмели. Европейцы, турки и жители среднего Египта охотятся с огнестрельным оружием. Мясо и жир крокодила местное население охотно употребляет в пищу.

Гребнистый крокодил (Crocodilus porosus)—самый распространенный вид из всех крокодилов. Он отличается от остальных представителей рода следующими признаками. Передние, шейные щитки, как правило, отсутствуют, редко имеется лишь одна пара этих щитков. Спинные щитки расположены в 4 — 8 продольных рядов. Особенно характерны для гребнистого крокодила два очень длинных четко видно расчлененных костных гребня, идущих вдоль рыла от глаза и почти до конца морды. Рыло довольно значительной длины, более или менее суженное и заостренное к вершине; длина его вдвое больше, чем ширина у основания; оно выпукло и покрыто складками. Преобладающая окраска темная оливково-зеленая или оливково-бурая до почти черной. У молодых экземпляров на этом фоне имеются пятна более темного цвета. Нижняя сторона тела часто бывает окрашена в прекрасный лимонно-желтый цвет. Радужина желтого цвета. Длина тела иногда превышает 8,5 метров.

Гребнистый крокодил распространен в юго-восточной Азии и на окружающих ее островах; он водится на восточном берегу Индии, на Цейлоне, в Бенгалии, Бирме и Сиаме, в юго-западном Китае, на полуострове Малакке, на Зондских и Филиппинских островах, на Новой Гвинее и в северной Австралии.

Гребнистого крокодила можно назвать морским крокодилом, так как он чаще всех других видов заходит из устьев рек в моря и нередко встречается на расстоянии многих морских миль от берега или же в узких проливах между островами. Но главным образом он водится в реках, озерах и болотах, где всегда встречается во множестве экземпляров. В наибольшем количестве гребнистый крокодил живет на Зондских островах, в особенности на Борнео.

Этот крокодил, несомненно, принадлежит к числу самых опасных и самых страшных хищников. Он пожирает всякую животную пищу, какую только может добыть, независимо от того, свежая она или уже разлагающаяся. На свою добычу гребнистый крокодил нападает главным образом из засады. Так он охотится, например, на оленей, свиней, собак, коз и обезьян, в то время когда эти животные приближаются к воде, чтобы утолить жажду. Мюллер пишет: «Подстерегая в воде свою добычу, этот кровожадный хищник обыкновенно выставляет из воды только ноздри. В таком положении он нередко остается без движения целыми часами на одном и том же месте. Острота слуха, который у всех крокодилов, по-видимому, развит более других чувств, дает крокодилу возможность, находясь в воде, слышать на довольно большом расстоянии все, что делается вне воды. Если послышится шум, крокодил обыкновенно сейчас же приближается к берегу, соблюдая при этом величайшую осторожность. Если на берегу находятся люди, крокодил подплывает к берегу постепенно и прячется под поверхностью воды до того момента, когда представится удобный случай для нападения. Оно редко оканчивается неудачей, потому что крокодил по большей части бросается на выслеженную им добычу только тогда, когда достаточно уверен, что она в его власти. Когда эти крокодилы нападают, хватают добычу зубами и утаскивают ее, движения их настолько быстры, что схваченные люди лишь в редких случаях успевают испустить крик. Крокодил всегда сразу увлекает свою добычу под воду, но через небольшой промежуток времени вновь появляется с нею на поверхности воды. Если добыча невелика, крокодил проглатывает ее немедленно, причем держит голову над водой. Напротив, более крупных животных или людей кро­кодил пожирает обыкновенно не торопясь—под вечер или в ночь—и для этой цели утаскивает свою добычу в укромное местечко где-нибудь на берегу, с силой мотая, добычу из стороны в сторону и ударяя ею о землю, крокодил, по- видимому, отчасти раздробляет ее, а затем разрывает на куски при помощи передних лап».

Путешественники, долгое время жившие в Ост-Индии, в южной Азии и в особенности на больших островах Ост-Индского архипелага, рассказывают о многих случаях нападения крокодила на людей. Эпп, проживший 10 лет на острове Банка, сообщает, что за это время крокодилами было умерщвлено или тяжело ранено около 30 человек. Гребнистый крокодил нередко похищает людей из лодки, причем происходит это настолько быстро, что даже находящиеся очень близко едва успевают что-либо заметить. Старый крокодил ударом своего хвоста иногда разбивает на части маленькие челны, причем кто-нибудь из нахо­дящихся в них непременно становится его добычей. Местные жители чрезвычайно боятся гребнистого крокодила и во время путешествия по воде с наступлением темноты плывут по середине реки, так как здесь крокодилы держатся реже, чем вблизи берега..

Вполне понятно, что эти опасные животные беспощадно преследуются, а местами, напротив, почитаются как божества. Андерсон уверяет, что он видел в одной из рек Суматры громадного гребнистого крокодила, которого регулярно кормили рыбьими головами и который благодаря хорошему обращению с ним стал очень ручным.

Местные жители добывают гребнистого крокодила различными способами; чаще всего они применяют для этой цели крюки с приманкой, иногда большие крепкие сети и, наконец, ловушки, захлопывающиеся позади животного. Пойманных крокодилов обыкновенно убивают и не используют. Только кое- где в Сиаме их мясо ценят и поэтому при случае доставляют на рынок.

Болотный крокодил (Crocodilus palustris) отличается от предыдущего более коротким рылом—длина его всего в полтора раза больше ширины при основании. Кроме того, спина этого крокодила покрыта почти всегда только четырьмя продольными рядами костных щитков. Наконец, костный гребень между глазом и вершиной морды у этого вида отсутствует. Длина тела достигает всего 3—4 метров.

Болотный крокодил, под названием «магар», хорошо известен по всей Индии, распространен в Бирме и на Цейлоне и, хотя очень редко, встречается на Малакке и на Малайском архипелаге. Он живет в большинстве пресных вод в реках, озерах, болотах и, как говорит Эмерсон Теннент, в сухой период года предпринимает большие странствования. Так, например, в 1744 г. во время сильной засухи крокодилы покинули пруд около Корнегалля и по дороге в другой водоем ночью шли через город. Два или три из них попали в колодцы, другие отложили на улицах яйца, некоторые, наконец, были найдены запутавшимися в садовых изгородях и тут убиты. При окончательном высыхании водоемов болотный крокодил зарывается в ил и остается в оцепенелом состоянии до ближайших ливней.

Теннент называет болотного крокодила очень трусливым; в виде примера он рассказывает случай, когда магар, застигнутый в джунглях, добежал до ближайшего болотца и сунул голову в воду, невидимому, надеясь остаться незамеченным. В другой раз наблюдатель сам со своими спутниками нашел крупного крокодила спящим под кустами терновника на расстоянии нескольких сот метров отводы. Пробудившееся животное, увидев себя окруженным, поднялось на ноги и, поворачивая голову во все стороны, шипело и щелкало своими крепкими челюстями. После удара палкой магар лежал совершенно спокойно и мог бы казаться мертвым, если бы не движения егo глаз, осматривавших все по сторонам; затем, приподнявшись, он сделал движение по направлению к воде. Получив второй удар, магар опять лег и вновь притворился мертвым. «Мы пробовали расшевелить крокодила, но безуспешно; мы дергали его за хвост, били по твердой чешуе и всячески дразнили, но ничем не могли заставить его двинуться. Когда же мой двенадцатилетний сын случайно пощекотал его под передней ногой, животное в то же мгновенье плотно прижало ее к себе и повернулось, чтобы избежать повторения, когда же его, несмотря на это, пощекотали под другой ногой, оно проделало то же движение, и огромное животное вертелось, как ребенок, который хочет избавиться от щекотки».

Почти все путешественники по Индии рассказывают, что болотный крокодил почитается индусами как священное животное. Орлих посетил в. 1842 г. крокодиловый пруд близ города Карратши, знаменитое место паломничества индусов. В нем жило около 50 крокодилов этого вида; некоторые из них достигали большой длины. Брамин, которому был поручен уход за животными, в присутствии путешественника вызвал их для кормления. К немалому изумлению Орлиха крокодилы послушались своего сторожа, вышли на его зов из воды, легли полукругом перед ним, широко открыв пасти, и охотно позволяли управлять собой прикосновением камышевой палки. Ко времени их кормления был Заколот и рассечен на куски козел; каждому крокодилу бросали по куску. После кормления сторож палкой прогнал крокодилов обратно в воду.

Самка болотного крокодила откладывает 20 или более яиц в ямку, вырытую в песчаном берегу. Кладка производится в начале дождливого сезона. Молодые выводятся приблизительно дней через 40 и достигают при выходе из яйца 25 сантиметров.

Род тупорылых крокодилов (Osteolaemus) отличается от настоящих крокодилов главным образом костной перегородкой, делящей обонятельную полость на две части. Кроме того, костная пластинка покрывает большую часть верхнего века. Голова в черепной части очень высока; лоб крутой; морда широкая, плоская и мало заостренная, спереди заметно вздернутая; длина рыла немного больше ширины его у основания. Плавательные перепонки между пальцами короткие. Все эти признаки приближают тупорылых крокодилов к аллигаторам.

Черный, или тупорылый, крокодил (Osteolaemus tetraspis), единственный представитель рода, достигает обыкновенно до 2 метров в длину. Пе­редняя часть шеи у него покрыта шестью костными щитками, лежащими двумя группами в один поперечный ряд. В задней части шеи 4—6 щитков, расположенных Друг за другом двумя или тремя парами. Спинные щитки образуют 6 продольных и 17 поперечных рядов. Верхняя сторона тела матового черно-бурого цвета, за исключением головы, спинного панциря и некоторых мест хвостового гребня; эти части покрыты черными точками и пятнами по грязному светлобурому фону. Нижняя сторона тела блестящего буро-черного цвета. Молодые животные желто-бурые с черными пятнышками по всему телу и с широкими черными полосами на спине и хвосте.

Черный крокодил распространен в Африке от 9-го градуса северной широты до 7-го градуса южной и, быть может, еще дальше к югу. Его находили в Конго, Верхней Гвинее, Камеруне, ПО всему берегу Лоанго и ряде других мест.

Насколько отличается это животное от других крокодилов в образе жизни, привычках и поведении—сказать пока невозможно. Пехуэль-Лёше сообщает следующее: «Туземцы вообще считают его совершенно неопасным. Он смелее других крокодилов и на глазах охотника осторожно тащит убитых птиц под воду; впрочем, я ни в коем случае не хочу утверждать, что другие виды при случае не поступают так же. Они доверчивее или, скорее, любопытнее других. Я не раз наблюдал, что в местах, где тупорылые крокодилы водятся в большом количестве, их головы скоро показываются вблизи из воды, если на берегу или песчаных отмелях происходит что-нибудь необычное. Повсюду в Банио и в Куилу (Нижняя Гвинея) это животное чрезвычайно многочисленно, в особенности в спокойных местах и старицах. Его нельзя смешать с другими кро­кодилами даже при беглом взгляде, так как его короткая голова, торчащая из воды, замечательно напоминает голову очень большой лягушки, к тому же он обладает очень характерным вздутием на морде и, кроме того, окрашен в грязно-бурый цвет».

Род аллигаторов (Alligator)'отличается от прежде описанных крокодилов тем, что у них на верхней челюсти против четвертого нижнечелюстного зуба с каждой стороны не вырезы, а глубокие ямки, в которые входят эти зубы. Число зубов доходит до 20 на каждой верхней и до 22 на каждой нижней челюсти. Имеется костная носовая перегородка.

Китайский аллигатор (Alligator sinensis) отличается от следующего вида двумя или чаще тремя парами лежащих друг за другом щитков зашейка и шестью, реже восемью, продольными рядами спинных щитков. Он живет в низовьях Янцзы-Цзяна и достигает до 2 метров в длину. По окраске очень сходен со своим американским сородичем. Биология его еще очень мало изучена.

Миссиссипский аллигатор (Alligator mississippiensis); 1/25 настоящей величины.

Миссиссипский аллигатор (Alligator mississippiensis) имеет широкую плоскую, параболическую морду, почти гладкую сверху и очень похожую на щучью голову. Костная носовая перегородка выдается снаружи в виде довольно широкого возвышения, разделяющего ноздри. Два затылочных щитка лежат рядом; на зашейке 4 больших щитка размещены попарно в 2 поперечных ряда; спинные щитки расположены в 8 продольных рядов. Пальцы соединены широкой плавательной перепонкой. Длина тела может достигать 4,5 метров. Окраска верхней стороны грязная масляно-зеленая, кое-где с темными пятнами. Нижняя сторона светло-желтого цвета. Молодые животные имеют желтые поперечные полосы на спине и хвосте.

Область распространения миссиссипского аллигатора находится на юго-востоке Соединенных Штатов Америки от устья Рио-Гранде к северу до 35-го градуса. Это очень обыкновенное животное почти во всех реках, ручьях, озерах и болотах Южной Каролины, Георгии, Флориды, Алабамы, Миссиссипи и Луизианы; дальше к северу он становится реже и в Северной Каролине постепенно пропадает совсем.

В реках названных штатов можно видеть, как аллигаторы, греясь на солнце, лежат на илистых берегах или плавают по реке в поисках пищи. В Луизиане все болота, заливы, реки, пруды, озера полны этими животными. На Красной реке, пока по ней не ходили пароходы, аллигаторы водились в таком необыкновенном количестве, что их видели сотнями вдоль берега или на громадных плотах из плавучего дерева. Они так мало боялись людей, что движение на реке или на берегу их почти не тревожило; если по ним не стреляли или не пугали нарочно, аллигаторы пропускали лодки мимо себя на расстоянии нескольких метров, не обращая на них ни малейшего внимания.

На суше аллигатор двигается медленно и неуклюже: одна нога с трудом передвигается за другой, и тяжелее тело почти касается земли. Так он выходит из воды, так ползает по полям и лесам в поисках другого жилья или подходящего места для кладки яиц. Вероятно, вследствие своей беспомощности аллигатор на суше очень труслив; заметив врага, он прижимается как можно плотнее к земле и остается неподвижным., наблюдая за противником своими быстрыми глазами. Даже когда к нему приближаются, аллигатор не старается убежать и не делает попытки обороняться, а только пыхтит, как будто в теле у него кузнечные меха. Тот, кто захочет теперь убить это животное, не подвергается ни малейшей опасности, если только держится на достаточном расстоянии от его хвоста, сильным ударом которого аллигатор может убить человека.

В воде, его настоящей стихии, аллигатор подвижнее и смелее. Иногда случается, что он нападает даже на человека, но обыкновенно спасается от него, особенно если человек сам двигается ему навстречу. Пастухи, пригоняющие свои стада к водоему, населенному аллигаторами, входят в воду с дубинками, чтобы прогонять кровожадных пресмыкающихся; людям при этом бояться нечего; они могут даже безо всякой опасности для себя колотить животное дубинами по голове, пока оно не отступит.

Овцы и козы, приходящие на водопой, собаки, олени и лошади, переправляющиеся вплавь, подвергаются опасности быть утопленными и потом съеденными аллигаторами; но настоящей пищей последним служит рыба. При ежегодных разливах рек масса рыбы входит вместе с водой в большие мелководные озера и болота поймы. Когда река входит в свои берега, все протоки, связывающие эти озера, пересыхают, и рыба оказывается загнанной в более глубокие места; здесь ее и преследуют крокодилы от углубления к углублению, или, как говорят в Америке, от одной ямы аллигаторов к другой. После захода солнца шум, производимый этими хищниками, слышен на далекое расстояние. Приблизившись к такой яме, можно видеть, как сильно своими движениями крокодилы волнуют воду и приводят рыб в такое состояние, что они сотнями выпрыгивают из воды.

Об образе жизни миссиссипского аллигатора Кларк пишет: «Обыкновенно их находишь в воде небольших рек и болот, над поверхностью которой видны только кончики морд и глаза, или же на берегу, где трава и другие растения вытоптаны ими при постоянных выходах на сушу. Здесь они греются на солнце, пока их не спугнет охотник или вынудит к движениям голод. Обеспокоенные животные спускаются на дно бассейна, и я никогда не мог дождаться возвращения хоть одного из них, если только не выгнать его длинным шестом. Часто они вырывают себе яму в дне или у берега под водой.

Так как во время летней жары вода в реках и болотах высыхает, аллигаторы вынуждены в это время перебираться к местам, где больше воды. В период спаривания от конца мая до начала июля самцы очень оживлены и странствуют по различным водоемам, отыскивая самок. Говорят, что в это время между возбужденными самцами происходят горячие битвы, и искалеченные животные, которых приходится встречать, служат хорошим подтверждением истины этих рассказов. В период спаривания также слышен чаще всего их лай, больше ночью, чем днем; я часто слышал его, ночуя среди болот, когда аллигаторы были от меня на расстоянии целой мили».

Наиболее полные сведения относительно размножения аллигаторов дает Риз, трижды проникавший в громадные болота юго-восточной части Соединенных Штатов. «Хотя я никогда не видел гнезда во время самой постройки,—сообщает этот естествоиспытатель,—но по исследованиям большого количества только что сделанных гнезд легко представить себе, как их строят.

Аллигатор (вероятно, самка, так как самец после спаривания не заботится больше о продолжении рода) разыскивает небольшое возвышение у края «ямы», где он живет. Это возвышение обыкновенно, если не всегда, представляет солнечное место, часто у корней небольшого дерева или группы кустов. Если аллигатор живет в большом болоте, он может быть вынужден пройти значительное расстояние, пока найдет подходящее место; но когда его жилище немногим больше глубокой заросшей лужи, что часто случается в болотистых областях меньших размеров, он может найти хорошее место для гнезда в нескольких метрах от своего жилья.

То, что самка аллигатора остается поблизости от гнезда, когда положит в него яйца, более или менее несомненно; но чрезвычайно сомнительно, чтобы она защищала гнездо от других животных; несомненно, разоряя гнездо аллигатора, очень мало подвергаешься опасности, и по свидетельству охотников, вполне заслуживающих доверия, медведи неутомимо разыскивают яйца аллигаторов и очень любят ими полакомиться». Выбрав место для гнезда, самка натаскивает туда большую кучу различных растений, растущих в ближайших окрестностях. Эту кучу самка складывает в виде пологого холмика и утрамбовывает многократным ползанием по ней.

Размеры и форма гнезд бывают очень различны; некоторые из них имеют 2 метра или больше в диаметре и почти метр в вышину, в то время как другие зна­чительно меньше и настолько низки, что кажутся немногим больше случайного нагромождения мертвых растительных остатков. Когда гнездо готово и кое-как укреплено, самка разгребает его верхушку и кладет в среднем около 30 яиц в углубление сырой, гниющей растительной массы. По окончании кладки срытая верхушка гнезда наваливается вновь.

Для яиц аллигатора сырость составляет необходимое условие развития, так как пористая скорлупа плохо предохраняет их от высыхания; внутри гнездо всегда остается сырым, как бы сухо оно ни было снаружи. Кроме того, внутри гнезда яйца не подвергаются значительным суточным колебаниям температуры.

Детеныши вылупляются по истечении приблизительно восьми недель. За несколько часов до выхода они издают внутри скорлупы особые квакающие звуки, которые слышны за несколько метров; эти звуки, возможно, имеют значение призыва матери, которая вовремя отрывает гнездо, чтобы дать возможность детенышам выйти. Ко времени вылупления из яйца молодые аллигаторы имеют в длину около 20 сантиметров.

По наблюдениям Н. Дитмерса миссиссипские аллигаторы, содержавшиеся в неволе, в восьмилетнем возрасте уже превышали 2 метра в длину, а к 15 годам своей жизни достигли почти 4 метров длины. В природных условиях они растут, по-видимому, еще быстрее.

Количество аллигаторов чрезвычайно быстро уменьшается, так как человек постоянно истребляет их. Ночные охоты с фонарем и дробовиком, а также облавливание болот большими сетями настолько сократили число аллигаторов, что едва находится одно животное там, где не так давно они встречались сотнями. Красивая кожа этих животных употребляется для различных изделий, но недостаточно прочна для выделки обуви. Жир также идет в дело, между прочим для приготовления машинного масла.

Род кайманов (Caiman) отличается от аллигаторов отсутствием костной носовой перегородки и наличием, кроме спинного, еще и брюшного панциря из подвижных, черепичато расположенных костных пластинок. Каждая такая пластинка состоит из двух частей, связанных швом. Пять видов этого рода распространены в Средней и Южной Америке.

Черный кайман (Caiman niger) принадлежит к очковым кайманам, т. е. видам, имеющим поперечный валик между глазами. Он отличается от других видов рода многочисленными задними щитками зашейка, расположенными в 4 неправильных поперечных ряда, и глазницами, сдвинутыми вперед до уровня 9—10-го верхнечелюстного зуба. Верхние полуокостеневшие веки плоски, тонко исчерчены и не сморщены. Верхняя сторона тела черная; нижняя желтая. Молодые животные украшены по черному фону желтыми пятнами, образующими поперечные полосы. Длина тела может достигать более 4 метров.

Черный кайман распространен в северной Бразилии, где встречается во всех крупных водных бассейнах и всегда в очень большом числе. Кайманы ежегодно предпринимают регулярные странствования, переселяясь при подъеме воды внутрь страны к затопленным болотам и лужам и возвращаясь к обильным водой рекам с наступлением засухи. В озерах и лагунах, когда в жаркое время высыхают связывающие их рукава, кайманы зарываются в ил и впадают в оцепенение до наступления периода дождей; в верхнем течении Амазонки, где засушливый период длится недолго, они круглый год остаются подвижными и деятельными.

Черный кайман—очень прожорливый хищник; основную его пищу состав­ляют рыба и различные водяные птицы, особенно утки; однако иногда и тапир, и агути, и другие животные, пришедшие на водопой, становятся его до­бычей. Часто случается, что кайман схватывает переплывающую через реку собаку, а на болотистых пастбищах производит большие опустошения среди мелкого скота; даже коровы, когда переходят вброд через болото, нередко подвергаются нападениям каймана и калечатся им.

«Чтобы увидеть, как кайманы хватают добычу,—говорит Шомбургк,— я часто бросал в воду птиц или крупных рыб, привязанных к куску дерева. Как только один из них замечал добычу, он медленно и бесшумно направлялся к ней, так что вода на поверхности не колыхалась. Подплыв довольно близко, он сгибал полукругом тело и хвостом сгонял к открытой пасти все предметы, находившиеся внутри полукруга; затем он закрывал пасть и исчезал с добычей под водой, а через несколько минут опять появлялся с ней вблизи берега или на песчаной отмели и пожирал захваченное. Если добыча была не слишком велика, кайман подымался из воды только до плеч и глотал ее в таком положении. Рыба составляет обычную пищу кайманов; они убивают ее ударом хвоста и большей частью бросают вверх над водой и ловят пастью. Хлопанье челюстей и удары хвоста производят громкий шум, который особенно в тихие ночи слышен далеко кругом.

Черный кайман опасен и для человека, особенно в период дождей и во время размножения в непосредственной близости гнезда; однако случаи нападения каймана на людей сравнительно редки.

Период размножения приходится на вторую половину лета—приблизительно от сентября по январь. Гнездо устраивается как на открытых местах около болот, так и на возвышенных берегах реки среди леса. Гнездо состоит из углубления в земле наполненного ветками, листьями и травой; дно углубления всегда влажное или даже мокрое. Тепло и влажность, несомненно, составляют не­обходимые условия для развития яиц. Последние расположены слоями один над другим, причем каждый слой отделен от следующего листьями и илом. Количество яиц равняется 30—40. Размеры их мало варьируют, и можно принять за среднюю величину 90 миллиметров в длину и 55 миллиметров в ширину. Они отличаются очень шероховатой скорлупой, поверхность которой покрыта известковыми извилинами, имеющими почти 1 миллиметр в высоту. Яйца покрываются толстым слоем гнездового материала, достигающим 40 и более сантиметров толщины. Развитие яиц требует приблизительно пяти-шести недель, однако сроки эти подвержены колебаниям в зависимости от местных условий. Во всяком случае, яйца в гнездах, находящихся в густом лесу, нуждаются в гораздо большем сроке для полного созревания, чем в гнездах на открытых местах, равномерно нагреваемых солнцем.

Самка проявляет большую заботливость к своему потомству и не только яростно защищает гнездо, но и детенышей еще значительное время по выходе их из яиц. Как было указано выше, значительное число несчастных случаев с людьми происходит именно в это время.

«Меня поражало,—рассказывает Шомбургк,—что самки еще долго выказывают горячую любовь к своим детям, постоянно оберегают их и защищают с величайшей яростью, что я знаю по собственному опыту. Я шел однажды в сопровождении индейца вдоль залива Архарикури, имевшего форму озера, стреляя в рыбу из лука. Мое внимание привлек своеобразный крик, очень сходный с криком котят, и я уже думал, что нахожусь вблизи логовища дикой кошки, когда мой спутник указал на воду и воскликнул: «Молодые кайманы!» Звуки шли из-под ветвей дерева, корни которого были подмыты, и которое поэтому наклонилось в горизонтальном направлении над водой и касалось ее ветвями. Мы осторожно поползли по стволу до вершины, где я увидел перед собой собравшийся в тени выводок детенышей длиной в 0,5 метра. Так как мы находились приблизительно на высоте только 1 метра над поверхностью воды, то индейцу легко было вонзить стрелу в одно из молодых животных и вытащить из воды барахтавшееся и кричащее существо. В то же мгновенье большой кайман-мать, которая, незамеченная нами, могла уже долго наблюдать за нами, вынырнула среди ветвей под нашими ногами, чтобы защитить своих детей; при этом она издала ужасный рев... Скоро на этот рев вокруг нас собрались и другие кайманы, которые присоединились к разъяренной матери, а она часто подымалась до плеч из воды, чтобы стащить нас с нашего места... Когда ее ранили стрелой, она на мгновенье скрылась под водой, но скоро вынырнула опять и возобновила нападение с удвоенной яростью. Спокойная до сих пор поверхность воды обратилась в бурную массу волн, так как получала беспрерывные удары согнутыми хвостами, и я должен сознаться, что необыкновенная смелость животных заставила мое сердце биться с удвоенной скоростью. Один неправильный шаг или движение отправили бы нас непосредственно в открытые пасти животных.


Кроме человека, врагами черного каймана можно назвать ягуара, по словам индейцев, нападающего на молодых, исполинского аиста и крупных хищных птиц, уничтожающих детенышей каймана во время их путешествия к воде; наконец, одна хищная рыба—пирайя причиняет серьезные увечья большим кайманам и даже въедается в их внутренности, что становится причиной гибели крокодилов.

Скотоводы ведут ожесточенную борьбу с кайманами как с самыми серьезными вредителями своих стад. В сухое время года, когда кайманы собираются в оставшиеся более глубокие болота, посредством облавы устраиваются массовые избиения крокодилов. Таким путем уничтожается иногда 300—400 крокодилов в день. Индейцы убивают кайманов по большей части гарпунами, а также вылавливают при помощи лассо, набрасывая его в момент выныривания крокодила из воды.

Жакаре (Caiman latirostris) имеет отчасти костные, отчасти кожные верхние веки, сморщенные на поверхности и снабженные небольшим прямостоячим роговым выростом. Бровные возвышения спереди связаны поперечным гребнем, почему иногда и называют жакаре вместе со следующим видом очковым кайманом. Передние щитки зашейка большие и расположены в 2 или 3 поперечных ряда. Задние щитки зашейка образуют 3 или 4 поперечных ряда. Окраска верхней стороны темная оливково-бурая; нижняя сторона зелено-желтовато-белая. Молодые животные оливкового цвета или желто-бурые с черными пятнами и полосами. Взрослые жакаре достигают в длину до 3,5 метров.


Этот кайман населяет Южную Америку к востоку от Андов, от Амазонки до реки Ла-Платы и преимущественно южную часть восточной Бразилии, "Уругвай, Парагвай и северовосточное Перу.

Жакаре предпочитает спокойные речные рукава или стоячие воды бурным потокам, и поэтому особенно многочислен в больших лесных болотах внутри страны. Пока этот жадный хищник, сидя в воде, подстерегает добычу, видна только передняя часть его головы; она поднимается над поверхностью ровно настолько, чтобы высоко расположенные глаза могли наблюдать за окружающим и ноздри были свободны. Так животное проводит день на одном месте или плывет около полудня к берегу, чтобы погреться на солнце или поспать. Однако при приближении человека или собаки кайман сейчас же уходит обратно в воду.

«Часто проезжаешь мимо таких животных,—сообщает путешественник Вид.—ибо вследствие их темно-бурой окраски их нелегко отличить от гранитных скал, на которых они лежат; но обыкновенно они сейчас же с шумом ныряют в воду. В одном медленно текущем ручье, впадающем в Парахибу, это животное водилось в большом числе. Стоя на довольно крутых берегах, густо затененных растениями в 3 — 4 метра высоты, всегда с одного взгляда можно было увидеть несколько животных, которые держали над поверхностью только морду и глаза...

В период спаривания, в особенности в начале его, жакаре издают сильный неприятный мускусный запах. На Бельмонте в августе и сентябре мы часто очень сильно чувствовали этот запах в тени нависших лесных кустарников на берегу, не видя самого животного, так как оно давно нырнуло под воду. Сопровождавшие нас ботокуды тотчас же кричали «экэ»—название, данное ими жакаре. На реке Ильхеос я обнаружил тот же запах в начале декабря или января. Белые яйца, по величине равные гусиным, откладываются приблизительно по 60 штук в песок, покрываются сухой травой и предоставляются солнечным лучам; только что вышедшие детеныши сейчас же ищут воду; их преследуют грифы, другие хищные птицы и хищные млекопитающие.

Жакаре мало на что годен; поэтому его не преследуют. Местные жители едят его белое мясо, похожее на рыбье, в особенности мясистое основание хвоста; однако они не часто получают это жаркое. Трудно убить этих животных, ибо как и все их родичи они очень живучи и при встрече сейчас же ныряют».

Очковый кайман (Caiman sclerops) очень похож на предыдущего и отличается от него лишь несколько более длинной мордой и тем, что задние щитки зашейка всегда образуют 5 поперечных рядов. Окраска такая же, как у жакаре. Взрослые животные не превышают 2,8 метра в длину.

Очковый кайман распространен во всей Средней и Южной Америке от перешейка Техуантепек до реки Ла-Платы около 32-го градуса южной широты, в Гвиане, Бразилии, северо-восточном Перу и Аргентине, но отсутствует в бразильской провинции Рио-Гранде-до-Суль.

По образу жизни очковый кайман, по-видимому, мало отличается от предыдущих видов. Время размножения приходится на первую половину лета; самка проявляет такую же заботливость по отношению к детенышам, как и самки черного каймана и жакаре. Мясо очкового каймана вполне съедобно, отчего животное преследуется местными жителями.