Информация:



ПЕРВЫЙ ОТРЯД ЯЩЕРИЦЫ

СЕМЕЙСТВО АГАМЫ (AGAMIDAE)

Обширное семейство агамы (Agamidae) заключает весьма разнообразных по внешнему облику ящериц. Они имеют в общем плотное сложение: то сжатое с боков, то приплюснутое сверху вниз туловище, короткую и широкую голову, неломкий и иногда очень длинный хвост и всегда хорошо развитые конечности. Чешуя, покрывающая туловище, большей частью косо-четырехугольная, черепитчатая. Многочисленные мелкие щитки на голове, всегда неодинаковой величины, обычно слегка выпуклы или килеваты. На голове и шее часто имеются роговые шипы или зубцы; иногда различного рода роговые выросты образуют гребень вдоль спины и хвоста. Зрачок круглый; веки хорошо развиты. Язык мясистый, приросший почти по всей своей длине ко дну ротовой полости, иногда слегка выемчатый; изо рта он выдвигается сравнительно мало. Зубы акродонтного типа; часто пара зубов в каждой челюсти увеличена в виде клыков; обычно хорошо различимы также резцы и коренные зубы; последние сжаты с боков и часто трехбугорчаты. Ключицы на внутреннем конце не расширены.

Агамы широко распространены в теплых странах восточного полушария. Они населяют всю Африку, юго-восточную Европу, западную, среднюю и южную Азию, южноазиатские острова, Австралию и Полинезию. Особенно характерны агамы для южной Азии, где живет почти половина всех видов этого семейства.

Чешуеног (Pygopus lepidopus); 2/5 настоящей величины.

Большинство агам ведут наземный образ жизни, населяя преимущественно сухие и даже пустынные местности. Но некоторые, наоборот, живут только во влажных местностях и почти всегда на деревьях. Ряд видов живет исключительно в горах.

«Именно относительно агам,—говорит А. Брем,—можно утверждать, что они настолько же оживляют пустыни Африки и Средней Азии, насколько украшают блистающие своим богатством леса южной Азии. Именно о них говорят с восторгом уже самые старые путешественники; они в настоящее время вызывают восхищение тех, кто может видеть их в полной деятельности, во всей роскоши их красок, часто способных к быстрым изменениям».

Питаются агамы главным образом насекомыми, но многие виды поедают также листья, цветы и плоды различных растений. Большинство видов откладывают яйца, и только очень немногие принадлежат к яйцеживородящим формам.

В настоящее время известно более 200 видов агам, подразделяемых по крайней мере на 30 родов.

Род драконов (Draco) резко выделяется среди агам своеобразными приспо­соблениями к планирующему полету, свойственными всем его представителям. Эти ящерицы обладают 5 или б парами сильно удлиненных ложных ребер, которые могут далеко отодвигаться в стороны, растягивая в виде парашюта полукруглые складки кожи по бокам туловища. В спокойном состоянии ложные ребра, а вместе с ними и кожные складки плотно прилегают к бокам тела. Драконы имеют высокую, несколько угловатую голову с короткой тупой мордой, узкое, приплюснутое туловище и длинный тонкий хвост. Длинные цепкие пальцы хорошо развитых стройных ног вооружены короткими искривленными когтями. По средней линии горла свешивается клиновидная кожная складка, доходящая у самцов до груди. Этот горловой мешок, значительно слабее развитый у самок, может оттопыриваться вперед, занимая почти перпендикулярное положение по отношению к челюстям. Глаза умеренной величины с хорошо развитыми веками и круглым зрачком. Барабанная перепонка у одних видов лежит открыто, у других покрыта мелкими чешуйками. Округлые ноздри открываются на одном маленьком сильно выдающемся щитке. Тело покрыто мелкой, тонкой чешуей. Бедренных пор нет.

Из 35 видов драконов, распространенных в юго-восточной Азии и на островах Малайского архипелага, больше других известен летучий дракон (Draco volans). Он достигает в длину 21 сантиметра, из которых 12,5 приходится на хвост. Окраска летучего дракона очень изменчива, необычайно пестра и красива. Темно-бурый и красноватый цвета верхней стороны тела сочета­ются с оранжевым и голубым или с зеленоватым и желтым цветами кожных выростов. Не менее ярко окрашены голова, шея и брюхо. Узор из темных полос, черных пятен и розово-красных крапинок украшает дракона, сверкающего в лучах солнца металлическим блеском. Самцы и самки значительно различаются по окраске; в частности горловой мешок у самцов яркого оранжевого цвета, у самок голубого или зеленого с черными крапинками.

Все драконы—настоящие древесные ящерицы. Они держатся высоко на деревьях и, по-видимому, редко добровольно спускаются на землю. Чаще всего они спокойно лежат на ветвях, особенно в полуденное время, греясь под лучами солнца. Великолепная окраска драконов при этом нисколько не бросается в глаза. Прижавшихся к коре ящериц можно заметить только на очень близком расстоянии, причем главным образом обращает на себя внимание беспрерывное движение их глаз, следящих за пролетающими насекомыми. Креффорт сообщает, что он обнаружил близко сидящего на древесном стволе самца дракона только благодаря частой вибрации его лимонно-желтого горлового мешка, да и то сначала подумал, что перед ним расправляющая крылья желтая бабочка.

Заметив пролетающее насекомое, дракон мгновенно расправляет свои кожные складки и далеко прыгает с ветки. Схватив добычу с удивительной ловкостью, он плавно опускается на другую ветвь или ствол дерева и только теперь, став на все 4 ноги, складывает свой парашют. Дракон может планировать в воздухе только в косом направлении сверху вниз. По Ридлею, он может пролетать более 20 метров и во время полета отклоняться от препятствий. По утверждениям некоторых наблюдателей, дракон во время прыжка сильно раздувается, предельно заполняя легкие воздухом.

По-видимому, самцы драконов встречаются в заметно большем количестве, чем самки. Последние откладывают в дуплах деревьев по 3—4 вальковатых яйца длиной в 5 миллиметров с ярко-желтой оболочкой.

К роду капотов (Calotes) принадлежат агамы, хорошо приспособленные к жизни на деревьях. Для них характерны: сжатое с боков туловище, угловатая короткая голова, стройные конечности с длинными пальцами и очень длинный хвост. Тело покрыто однородными, обычно крупными, ромбовидными, килеватыми чешуями. Вдоль хребта часто проходит гребень из остроконечных роговых пластинок. У самцов, как правило, имеется более или менее развитый горловой мешок. Калоты бегают, держась высоко на ногах, и превосходно лазают и прыгают. Жесткий, как проволока, хвост они держат обыкновенно изогнутым кверху. Более 20 видов этого рода населяют южную Азию и острова Малайского архипелага.

Наибольшей известностью среди калотов пользуется так называемый кровосос (Calotes versicolor). Он достигает 41 сантиметра в длину, из которых почти три четверти приходится на хвост. Замечательна способность кровососа быстро и весьма значительно изменять свою окраску. У многих экземпляров часто преобладает равномерный буроватый, серовато-оливковый или желтоватый цвет основного фона, по которому на спине проходят широкие поперечные бурые полосы, пересеченные по бокам тела желтой продольной полоской. Но эта окраска может заменяться весьма различными и часто очень яркими цветами и оттенками. Иногда вся ящерица становится блестящей, красной с черными пятнами; в других случаях изменяется только окраска головы.

У сидящего на живой изгороди или на кусте и греющегося под лучами солнца кровососа часто можно наблюдать следующую окраску: голова и шея желтые с примесью красного цвета, спина, бока и брюхо красные, ноги и хвост черные. Вероятно эти яркие, блестящие цвета свойственны только взрослым, самцам, да и то лишь в период размножения, приходящегося на май и июнь. Чем в лучшем состоянии находится кровосос, чем больше прогревается он на- солнце, тем ярче и великолепнее делается его окраска; те же изменения происходят при нервном возбуждении животного. Внезапно испуганный кровосос становится бдедножелтым.

Кровосос принадлежит к числу самых обыкновенных ящериц южной Азии. Он распространен от Афганистана и Белуджистана по всему Индостану и Индокитаю и особенно многочислен на Цейлоне. В жаркие солнечные дни его можно видеть сидящим с открытым ртом на ветвях или на изгородях и греющимся на солнце. После дождя кровосос особенно жадно охотится за всевозмож­ными насекомыми, спускаясь при этом на землю, чего в другое время обычно не делает.

Заметив врага, кровосос немедленно спасается бегством, проявляя при этом большую быстроту и ловкость в лазании и прыгании с ветки на ветку. Так же он уходит от приближающегося к нему человека. Но если преследование про­должается, то кровосос, защищаясь, сильно кусается и долго не разжимает крепко сомкнутых челюстей. Может быть, поэтому ящерица и получила название «кровосос», но, может быть, и потому, что голова ее очень часто приобретает ярко-красный цвет.

Самка кровососа откладывает 5—16 яиц в дупла деревьев или в вырытые ею самой норы в рыхлой почве. Яйца покрыты белой кожистой оболочкой. Детеныши вылупляются приблизительно через 2 месяца.

Кровосос хорошо уживается в неволе. Он охотно ест не только различных насекомых, но и мелких ящериц. Крупных змей он очень боится и при их приближении обращается в поспешное бегство. На мелких змей он сам нападает с открытой пастью и раздутым горловым мешком.

Род настоящих агам (Agama) характеризуется следующими признаками: голова короткая, треугольная, сзади утолщенная; туловище более или менее приплюснутое, иногда с гребнем вдоль хребта; хвост длинный, округлый в поперечном сечении. Ноздри сближены; барабанная перепонка открыта, но лежит углубленно. Иногда имеется горловой мешок; поперечная складка на горле хорошо выражена. Бедренных пор нет, но у самцов перед отверстием клоаки расположены в один или несколько поперечных рядов вздутые, утолщенные чешуйки. Чешуи, покрывающие туловище, черепицеобразные, килеватые.

Агамы распространены от юго-восточной Европы по всей Африке, Передней и Средней Азии до Индии. Известно более 60 видов этого рода.

Иногда род агам разделяют на 2 подрода: собственно агам (Agama), у которых чешуи на хвосте расположены косыми рядами, и стеллионов (Stellio) с чешуями хвоста, собранными в правильные поперечные кольца.

Агама колонистов (Agama colonorum) принадлежит к числу самых великолепных по окраске представителей подрода собственно агам. У взрослого самца голова огненно-красная или ярко-желтая; горло с желтыми крапинами; туло­вище и ноги темно-голубого цвета со стальным отблеском; передняя половина хвоста светлого голубовато-стального цвета, а задняя его половина огненно-красная. Но столь яркая окраска свойственна только хорошо нагревшимся на солнце или сильно возбужденным особям. При иных условиях самцы становятся невзрачными, желто-бурыми. Самки имеют красивую бурую окраску с большими желтыми или черными кольцевидными пятнами. Самцы достигают в длину 35 сантиметров, из которых 22 сантиметра приходятся на хвост; самки несколько мельче.

Агама колонистов распространена в западной Африке на север до Сенегамбии и к югу до реки Кунене. Особенно многочисленна она на Золотом Берегу. Так же обыкновенна она и в северо-восточной Африке, в тропической части Судана и в Уганде.

«На Золотом Берегу,—пишет Рейхенов,—агамы колонистов живут во всех селениях. Подобно домашнему воробью, эти пресмыкающиеся связаны с жилищами и жизнью людей... Всюду видишь их здесь на глиняных стенах хижин, на крышах из соломы или цыновок, на белых стенах, окружающих постройки европейцев, и около них. Они то спокойно лежат и с удовольствием подставляют себя вертикальным лучам жгучего солнца, то проворно бегают взад и вперед и ловят насекомых. Своеобразны движения этих животных, когда к ним приближается человек. Хотя они и привыкли к людям, но все же обнаруживают такую же пугливость, как их родичи, и всегда стремятся убежать от предполагаемой опасности. Встревоженные агамы начинают усиленно двигать головой вверх и вниз, причем одновременно поднимают и опускают на передних ногах всю переднюю часть тела. Это имеет такой вид, как будто они кланяются, кивая своими красными головами. Чем ближе подходишь к ним, тем быстрее стано­вятся их движения, и вдруг животные с быстротой молнии исчезают в щелях стены или в соломе крыши. Когда я в полуденное время проходил по улицам Аккры, наблюдая этих великолепно окрашенных животных, повсюду кивав­ших мне, я никогда не мог удержаться, чтобы не поохотиться за ними при помощи сачка для ловли бабочек. Однако моя охота вследствие быстроты агам редко увенчивалась успехом».

Степная агама (Agama sanguinolenta)—одна из характернейших ящериц степей и пустынь Средней Азии. Эта ящерица обладает крепким и сравнительно стройным сложением, вполне типичным для подрода собственно агам. Туловище у нее слегка приплюснутое, хвост очень длинный, превышающий длину

туловища с головой более чем в полтора раза у самок и почти вдвое у самцов. Чешуя, покрывающая тело, однообразная, сравнительно крупная, ребристая и шиповатая; чешуи на хвосте такого же строения и расположены косыми рядами. Общая длина тела у самцов достигает 29 сантиметров, у самок 26 сантиметров. Окраска в общем серовато-бурая с более темными бурыми пятнами на спине и поперечными полосами на ногах и на хвосте. Однако, как об этом будет сообщено ниже, окраска степной агамы подвержена значительным изменениям в связи с полом и возрастом; у половозрелых особей в период размножения, кроме того, может быстро расцвечиваться яркими пятнами и полосами как под влиянием солнечного нагрева, так и в связи с внутренним нервным возбуждением животного. Поэтому ее иногда называют также «степным хамелеоном».

Степная агама распространена в восточном Предкавказье, в низовьях Волги и Урала и в среднеазиатских республиках Советского Союза до восточного Казахстана включительно. Она особенно многочисленна в глинистых пустынях с ровной, растрескавшейся от солнца поверхностью, но всегда только в тех местах, где растут кустарники. В песчаных пустынях она водится в бугристых песках, поросших саксаулом, гребенщиком и другими кустарниками, корни которых скрепляют песок.

Степная агама чаще всего поселяется в старых покинутых норах грызунов, столь многочисленных в местах ее обитания. Иногда она сама роет норы, обычно между корнями кустов. Агама держится около своего убежища на сравнительно небольшом участке, и если выходит за его пределы, то проявляет при этом большую осторожность и с первыми признаками опасности бегом возвращается к норе, безошибочно находя ее по кратчайшему пути. Бежит агама, всегда приподнявшись на ногах и не касаясь хвостом земли. При быстрых порывистых движениях она производит шум, задевая за листья, стебли и сухие ветви растений. Часто именно шум убегающей агамы выдает ее присутствие, но редко удается поймать ее, прежде чем она скроется в норе.

В среднеазиатских пустынях степные агамы пробуждаются от зимней спячки обычно уже в начале марта, но первые дни лишь ненадолго выходят из нор и то только в самые теплые часы дня. В апреле устанавливается более или менее жаркая засушливая погода, хотя ночи еще очень холодны, и даже случаются заморозки. Однако утренняя свежесть быстро исчезает с восходом солнца, и агамы рано выходят из своих нор. Их движения еще несколько вялы, а окраска тускла. Но солнце быстро пригревает почву, слабо защищенную скудной растительностью, а вместе с тем и агамы скоро приобретают обычную подвижность и разбредаются по своим участкам в поисках корма.

Питается степная агама различными насекомыми и их личинками. Особенно охотно поедает она муравьев, иногда в таком количестве, что ее желудок бывает буквально переполнен ими. Более крупных насекомых с плотным хитиновым покровом она размельчает своими крепкими зубами. Кроме того, агама постоянно питается растительным кормом—сочными листьями и главным обра­зом головками различных цветов. Иногда, чтобы достать цветок, она вытягивается насколько возможно, поднимаясь на задних ногах и опираясь передними о стебли растения. Еще неизвестно, в какой степени усваивается ею растительная пища, но через кишечник она проходит в мало измененном состоянии, и даже в прямой кишке сохраняются не только форма, но и цвет лепестков и листьев.

В среднеазиатских песчаных пустынях уже в мае наступает жара. Еще до полудня песок нагревается настолько, что обжигает агамам лапы. Избегая соприкосновения с раскаленным грунтом, агамы взбираются на кустики травы, на упавшие сучки, на ветви кустарников. Но они не уходят от зноя в тень, как другие ящерицы, а, наоборот, избирая самые открытые места, подставляют себя под жаркие лучи солнца. Они сидят неподвижно, опираясь на вытянутые передние ноги, подняв голову кверху, и, полуоткрыв рот, учащенно дышат. Нагреваясь на солнце, взрослые агамы приобретают удивительно яркую окраску; при этом обнаруживаются весьма резкие цветовые различия между полами.

У самцов вся нижняя сторона тела, начиная от подбородка, приобретает яркий темно-синий цвет, переходящий в блестяще-черный на горловом мешке и на середине груди; бока тела получают лиловый оттенок. Вдоль спины по светло-серому фону проступают кобальтово-синие пятна. Такого же цвета становятся поперечные полосы на ногах. Хвост, особенно в первой своей половине, окрашивается в ярко-желтый или даже оранжево-желтый цвет, а поперечные полосы на нем приобретают оливково-бурый оттенок.

У самок основной фон окраски становится голубовато- или зеленовато- желтым. Вдоль спины выступают 4 продольных ряда очень ярких ржаво-оранжевых пятен. Эти крупные почти квадратные пятна резко выделяются на спине ящерицы, словно бубновые значки игральной карты. Ноги и хвост приобретают такую же, как у самцов, но менее яркую, окраску.

Даже в самые жаркие часы дня, когда все чешуйчатые обитатели пустыни скрываются в норах, синие самцы агам по-прежнему остаются на ветвях под Знойными лучами солнца. Они взбираются на самые высокие ветки, особенно охотно избирая голые сучки, ни с какой стороны не заслоненные другими ветвями. Здесь на высоте нескольких метров температура воздуха приблизительно вдвое ниже, чем у поверхности почвы, раскаленной иногда до 60 и более градусов. Все это можно наблюдать в мае или в начале июня, но позднее и самцы агам избегают зноя таким же образом, как и остальные пресмыкающиеся. Самки агам никогда не взбираются на кусты так высоко, как самцы, и в самые жаркие часы дня уходят в норы. Так же ведут себя и молодые агамы, которые вообще лазают по ветвям мало и очень невысоко.

Н. В. Шибанов, наблюдавший степных агам в Каракумах, считает, что влезание самцов на кустарники не может быть объяснено только как приспособление к избежанию высоких температур у поверхности почвы. Этому противоречит уже иное поведение самок и молодых особей. Кроме того, самцы агам поднимаются на кусты не только в жаркие часы дня, но часто и в утренние и вечерние часы, когда все остальные пресмыкающиеся, а в том числе и самки агам, ведут деятельную жизнь на земле. Для объяснения поведения самцов следует иметь в виду, что агамы держатся парами, занимая, как уже было сказано, постоянные участки обитания и постоянные норы, в которых поселяются если не на всю жизнь, то во всяком случае на длительное время. Самцы весьма ревниво охраняют свой участок от вторжения в него других самцов, особенно в период размножения. Помещаясь на кусте на наиболее выдающейся ветке, самец внимательно следит за всем, что происходит вокруг. При появлении в пределах его участка другого самца он мгновенно с шумом спускается со своей «вышки» или, если сидит невысоко, прямо прыгает на землю и устремляется на пришельца. Иногда при этом происходят ожесточенные драки, но чаще противник немедленно спасается бегством. По окончании периода размножения самцы значительно реже взбираются на кустарники.

Яркие синие и оранжевые пятна появляются у степной агамы не только под влиянием солнечного нагрева, но и в случае сильного нервного возбуждения, например когда она защищается, будучи пойманной. Молодые агамы, еще недостигшие половой зрелости, лишены способности изменять свою окраску.

Время от времени агамы линяют, причем надкожица отделяется большими лоскутами. Во время линьки способность изменять окраску утрачивается, но только что перелинявшие ящерицы расцвечиваются особенно ярко.

В конце апреля или в первой половине мая самка степной агамы откладывает 10—16 удлиненно-овальных яиц, колеблющихся в длину от 14 до 19 миллиметров. В июне самка производит вторую кладку, но число яиц в ней меньше— от 6 до 12. Молодые агамы выводятся в конце лета. Растут они сравнительно быстро, но, по видимому, лишь на втором году жизни становятся способными к размножению.

Основная окраска молодых агам свинцово-серая; вдоль спины пролегают 4 ряда прямоугольных темно-коричневых пятен, а между ними расположены 3 ряда светло-серых пятен ромбической формы.

СТЕПНАЯ АГАМА


Замечательно, что молодые агамы совмещают в рисунке своей окраски как бы два составных элемента, каждый из которых у взрослых особей свойствен или только самцам, или только самкам. У самок с наступлением половозрелости преобладающее развитие получают темно-коричневые прямоугольные пятна, причем они становятся бурыми и приобретают способность окрашиваться в яркий ржаво-оранжевый цвет. У взрослых самцов, наоборот, эти пятна исчезают почти бесследно, но зато светло-серые ромбовидные пятна сильно темнеют, выделяясь на более светлом основном фоне, и получают способность окрашиваться в кобальтово-синий цвет.

Наконец, интересно отметить, что чешуя, покрывающая тело, у молодых агам лишена шипиков, а голова имеет более округлую форму, благодаря чему они по внешнему виду очень похожи на круглоголовок.

Руинная агама (Agama ruderata) очень похожа на предыдущую, но отличается от нее различной величиной спинных чешуй. Эта агама распространена в Палестине, Сирии, Ираке, в восточной части Турции, в Иране и в южной части Айзербайджанской ССР.

Из агам, составляющих подрод стеллионов (Stellio), мы рассмотрим лишь виды, распространенные в пределах нашей страны.

Кавказская агама (Agama caucasica) имеет массивную угловатую голову, широкое приплюснутое туловище и сравнительно длинные ноги и хвост. Туловище покрыто мелкой чешуей, но вдоль хребта выделяется дорожка из более крупных плоских чешуек. По бокам головы около ушного отверстия, на шее и на внешней стороне ног расположены крупные шиповидные чешуи. Еще более крупные и колючие хвостовые чешуи расположены кольцами, сближенными попарно. Длина взрослых особей достигает 35 сантиметров. Общий тон окраски кавказской агамы довольно тусклый оливково-бурый; хребет более светлый, желтоватый; спина покрыта черным сетчатым узором; на ногах и на хвосте проступают темные поперечные полосы.

Распространена кавказская агама в центральной и восточной частях Закавказья, в горной части Дагестана, в горах Копет-Дага на восток до Аму-Дарьи, в Иране, Белуджистане, Афганистане и северо-западной Индии. Она живет исключительно в горах, поднимаясь выше 2500 метров над уровнем моря. Чаще всего ее можно встретить на крутых и даже отвесных скалах или среди осыпей с крупными камнями. Водится она и в горных аулах на глиняных заборах и на крышах домов. Взобравшись возможно выше, агамы сидят здесь, приподнявшись на передних ногах, и провожают глазами всякого проезжающего по узким переулочкам.

Несмотря на свою кажущуюся неуклюжесть, кавказская агама очень быстра в движениях. Потревоженная она немедленно убегает туда, где легче всего может укрыться от врага, и вдруг появляется на крупном камне или на выступе скалы, занимая удобное положение для наблюдения за окружающим. Если преследование продолжается, агама порывистым движением соскальзывает вниз и исчезает где-либо в трещинах скалы, в норе или среди камней. Если из щели или из норы торчит хвост агамы, то этого вовсе недостаточно, чтобы извлечь укрывшееся животное. Ящерица так крепко цепляется своими когтистыми лапами, что скорее можно оборвать крепкий толстый хвост, чек вытащить ее целиком.

Агамы особенно привлекают к себе внимание в конце дня, когда они греются под лучами заходящего солнца. Десятками сидят они на камнях и выступах скал, хорошо нагретых за день. Высоко поднявшись на передних ногах и еще выше подняв голову, они подолгу остаются совершенно неподвижными. Только перемещающиеся тени заставляют их переползать, чтобы все время оставаться на солнце. С наступлением семерок агамы уходят в свои убежища.

Питается кавказская агама как насекомыми, так и растительной пищей. Весной агама пробуждается рано, а осенью залегает в спячку позже других ящериц. На зимовку она зарывается в сухой мусор в расщелинах скал.

Туркестанская агама (Agama lehmanni) отличается от предыдущей главным образом неодинаковой величиной чешуек на спине, причем мелкие без всякого порядка перемешаны с крупными. Все чешуйки спины имеют сильно развитые ребрышки и колючки. Окраска верхней стороны тела оливковая с черными точками и пятнами. Длина тела до 32 сантиметров. Эта агама распространена в юго-восточной части Средней Азии и в соседних участках Афганистана.

Два следующих вида стеллионов обладают равными по величине расширенными чешуйками, расположенными дорожкой вдоль хребта. Хвостовые чешуи у них или образуют сегменты по 3 кольца, или расположены равномерно.

Гиссарская агама (Agama bochariensis), распространенная в горах западной части Таджикистана, отличается присутствием ребрышек на расширенных чешуйках хребта и шиповатыми чешуями по бокам туловища. Верхняя сторона тела имеет оливковую окраску с двумя продольными рядами черных пятен; на горле черный мраморный узор.

Гималайская агама (Agama himalayana), водящаяся в Гималаях и в Таджикистане, достигает не более 22 сантиметров в длину и имеет гладкую или едва ребристую чешую на туловище. Окраска верхней стороны тела оливковая или зеленовато-серая с мраморным черным узором и круглыми светлыми пятнышками. У взрослых самцов голова может приобретать ярко-желтую окраску, а кожные складки по бокам шеи, покрытые шиповатыми чешуйками, могут становиться оранжево-красными.

Род круглоголовок (Phrynocephalus), огромное большинство видов которого распространено в Средней Азии, характеризуется следующими признаками: туловище приплюснутое, иногда сильно расширенное; голова широкая, округленная; хвост круглый в поперечном сечении и может закручиваться кверху; ноги длинные и тонкие с очень длинными пальцами, отороченными роговыми зубчиками. Барабанная перепонка скрыта под кожей. Горлового мешка нет. Чешуя, покрывающая тело, мелкая, но у некоторых видов отдельные более крупные чешуйки, возвышаясь над другими, производят впечатление бугор­ков или шипиков. Бедренных пор нет. Теменной глаз развит лучше, чем у других ящериц.

Ушастая круглоголовка (Phrynocephalus mystaceus)—самая крупная из всех представителей рода. Взрослые самцы достигают 23 сантиметров длины, из которых приблизительно половина приводится на хвост. Длина тела самок не превышает 21 сантиметра. Во внешнем облике этой ящерицы особенно привлекают внимание большая сильно выпуклая спереди голова с обращенными вперед и вверх ноздрями и большие кожные выросты с зубчатой бахромой по краям, расположенные в углах рта. Эти кожные выросты, напоминающие уши, и послужили поводом для русского названия ящерицы. Пальцы, особенно на задних ногах, очень длинны и оторочены по бокам бахромками из увеличенных и удлинены иных в виде зубцов чешуек. Окраска верхней стороны тела песочного цвета с тонким сетчатым черным узором на спине; нижняя сторона тела белая.

Туркестанская агама (Agama lehmanni); 3/5 настоящей величины.

Ушастая круглоголовка распространена во всех песчаных пустынях Средней Азии от берегов Каспийского моря до Семиречья включительно, поднимаясь приблизительно до 49° северной широты. Водится она также и в Предкавказье и в низовьях Волги и Урала, но всюду только там, где имеются сыпучие, перевиваемые ветром пески. За пределами Советского Союза она населяет песчаные пустыни северного Ирана и Афганистана.

Весной ушастые круглоголовки появляются после зимней спячки позже других пресмыкающихся. В Кара-Кумах их массовое появление приходится на вторую половину апреля или даже на начало мая, когда устанавливается уже более или менее жаркая погода. Но отдельные особи выходят ненадолго из своих нор, в особенно теплые дни, еще в марте. Вообще эти круглоголовки -чрезвычайно теплолюбивы и чувствительны к изменениям погоды. Сравнительно небольшой ветер и облачность уже заставляют их зарываться в песок или уходить в норы. При пасмурном небе, даже при высокой температуре воздуха, когда другие пресмыкающиеся вполне жизнедеятельны, круглоголовки не выходят из песка. Но зато в жаркие безветренные дни они сразу оказываются многочисленными на барханах и проявляют тогда чрезвычайную подвижность.

Свои норы ушастые круглоголовки выкапывают в понижениях между барханами или реже на их склонах, но в таком случае всегда около укоренившихся .здесь одиночных кустов коллигонума или иных растений. Норы молодых ящериц обычно не превышают 40 сантиметров глубины, но у взрослых особей они значительно глубже. С наступлением устойчивой жаркой погоды круглоголовки постепенно перестают пользоваться норами и на ночь зарываются в песок в любом месте.

Утром, даже в самые жаркие дни, ушастые круглоголовки выкапываются из песка позже других ящериц и первое время держатся в понижениях между барханами или невысоко на их склонах. Здесь они добывают себе пищу, перебегая на небольшие расстояния, часто ложатся, плотно прижимаясь к песку или наполовину погружаясь в него. В таком положении обнаружить их очень трудно благодаря чрезвычайному сходству окраски верхней стороны» их тела с цветом песка.

В более поздние утренние часы, по мере повышения температуры песка и воздуха, подвижность круглоголовок все более возрастает. Они усиленно преследуют насекомых, пробегая уже значительные расстояния, и становятся гораздо более заметными, так как держатся теперь, высоко приподнявшись на широко расставленных ногах, и обнаруживают белую окраску брюшной стороны тела. Бегают круглоголовки быстро, слегка приподняв вытянутый хвост и особенно высоко держась на задних ногах, отчего голова и передняя часть туловища получают несколько наклонное положение. Останавливаясь, они приседают на задних ногах, опираются на совершенно выпрямленные передние конечности и высоко поднимают голову. Внимательно наблюдая за окружающим, они даже приподнимаются иногда на кончиках пальцев передних ног, стараясь видеть возможно дальше. Всякое возбуждение немедленно выражается движениями хвоста, который то закручивается спиралью кверху, то вновь раскручивается.

В первой половине дня и в предвечерние часы часто можно видеть отдельные экземпляры ушастых круглоголовок на гребнях барханов. Здесь ящерица особенно привлекает внимание наблюдателя и поражает своей необычной позой. Она стоит, приподнявшись на всех четырех ногах, с закрученным над спиной хвостом. Время от времени круглоголовка опускает хвост и как бы опирается его загнутым кончиком о землю. «В таком виде,—пишет В. Н. Шнитников,— она необыкновенно напоминает как-то одновременно не то собаку, не то изваяние какого-то фантастического животного, не то сфинкса. Эта комичная ее поза...

Ушастая круглоголовка (Phrynocephalus mystaceus); 3/5 настоящей величины.

сразу останавливает на ней внимание путника, заставляя присматриваться к ней и дальше, и делает ее наиболее интересной из наших ящериц».

По наблюдениям Н. В. Шибанова в Кара-Кумах, на гребни барханов поднимаются преимущественно взрослые самцы, причем каждый из них придерживается одного и того же бархана или нескольких смежных. Хотя, как уже было сказано, круглоголовки с наступлением жары покидают свои норы, но тем не менее они постоянно или по крайней мере длительно держатся на одном месте. Поведение самца круглоголовки на вершине бархана, по-видимому, аналогично поведению самца степной агамы, взбирающегося на вершину наиболее удобного куста в пределах обитаемого им участка.

В самые жаркие часы дня круглоголовки уходят в тень кустов, где температура поверхности песка значительно ниже и не обжигает им ноги, или зарываются в песок на менее нагретых склонах барханов. В конце дня они снова чрезвычайно подвижны, и взрослые самцы опять появляются на гребнях барханов.

Ушастая круглоголовка обладает хорошим зрением. С вершины бархана она замечает приближающегося человека более чем за 100 метров. В этом можно убедиться, если постепенно подходить к ящерице, наблюдая за ней в бинокль, и время от времени производить резкие движения, например взмахивая носовым платком. При каждом таком движении наблюдателя круглоголовка проявляет 4 беспокойство, скручивая и раскручивая хвост или припадая на передних ногах и вновь выпрямляясь. Обычно, допустив приближение к себе на 10— 15 метров, она вдруг исчезает за гребнем бархана, но через несколько секунд вновь высовывает голову, что повторяется иногда несколько раз. Наконец, круглоголовка убегает, но куда—этого не видно за гребнем бархана. Разыскать ее можно по хорошо заметному на песке следу. Чаще всего след, описав широкую дугу, ведет к какому-либо кустику или заканчивается там, где песок, оползающий с бархана, особенно рыхл. Здесь при внимательном осмотре можно обнаружить слабые контуры зарывшейся ящерицы. Но иногда круглоголовка не вся погружается в песок, и голова ее остается наружи. Тогда, еще не допустив преследующего на несколько шагов, она выскакивает, вздымая песок, и удирает изо всех сил, стремясь забежать за бархан или за кусты, если они есть поблизости. Только, скрывшись от глаз человека, она снова зарывается.

Если ушастую круглоголовку упорно преследовать, заставляя ее снова и снова перебегать и зарываться, она скоро утомляется, перебегает на все более короткие расстояния и, наконец, зарывается уже на виду наблюдателя. Зарывается круглоголовка чрезвычайно своеобразно. По бокам ее широкого приплюснутого туловища пролегают небольшие складки кожи, покрытые более крупными бугорчатыми чешуйками. Плотно прижавшись к земле, кругло­головка быстрыми движениями туловища вправо и влево вытесняет из-под себя песок, взрыхляя его боковыми кожными складками. В результате таких движений очень мелкий и сухой песок осыпается по бокам погружающейся ящерицы и закрывает ее спину. Ноги, согнутые в суставах, круглоголовка закапывает чуть-чуть позже туловища, а голову погружает в песок короткими боковыми движениями в последнюю очередь.

Из песка круглоголовка выходит не сразу. Сначала она слегка приподнимает голову, так что контуры ее более или менее обозначаются, но песок все еще покрывает ее сплошь, удерживаясь очень тонким слоем на неровностях чешуек. Струйки выдыхаемого воздуха, сдувая песчинки, обнажают очень высоко расположенные и полуобращенные кверху ноздри. Веки открывают глаза, раздвигая песчинки зубчатыми выростами на своих краях. Замечательное приспособление! Круглоголовка может нормально дышать и видеть, оставаясь совершенно скрытой в песке. Не обнаружив опасности, она поднимает голову выше, полностью выставляет ее наружу, осматривается по сторонам и, наконец, выходит из песка.

Иногда, поднимаясь по рыхлому подветренному склону бархана, можно неожиданно увидеть в осыпающемся и оползающем под ногами песке лежащую в нем круглоголовку. Но обнажившаяся ящерица остается неподвижной, словно мертвая. Обычно она убегает только после того, как ее пытаются взять в руки, но иногда даже и в этом случае не двигается и не открывает глаз еще несколько секунд, а потом вдруг оказывает отчаянное сопротивление и пытается укусить.

Приспособления ушастой круглоголовки к защите от врагов вовсе не исчерпываются сходством окраски верхней стороны ее тела с цветом песка и ее замечательной способностью зарываться. Нередко сильно возбужденная ящерица оказывает активное сопротивление врагу, принимая при этом «устрашающую позу». Круглоголовка приседает на задние ноги, широко распластывая их в стороны, поднимает переднюю часть туловища на выпрямленных передних ногах и широко раскрывает пасть. Кожные выросты в углах рта, раньше прижатые к бокам головы, теперь отворачиваются в стороны, составляя как бы продолжение челюстей, и кажется, что ящерица имеет огромную для своих размеров пасть. В то же время, благодаря приливу крови, слизистая оболочка рта сильно краснеет, а ротовые придатки, набухая, принимают лиловато-красный цвет. Приняв такую позу, круглоголовка сильно раздувает легкие, шипит или фыркает и прыгает на врага, пытаясь укусить.

Укус ушастой круглоголовки довольно чувствителен, так как ее острые клыки легко ранят палец до крови. Вцепившаяся в палец ящерица, если поднять или потрогать ее, обычно закрывает глаза, вяло опускает конечности и хвост, но не разжимает сильных челюстей. «Большая раздражимость и злобность этой ящерицы,—пишет Цандер,—обнаруживались каждый раз, когда окрестные туркмены приносили мне партию круглоголовок в мешке. Всегда некоторые из них оказывались ранеными в самых различных местах или погибшими от свежих укусов, часто они по трое, однажды даже четверо висели одна на другой, вцепившись друг в друга, и нередко отдельные экземпляры, схваченные за грудь, шею или голову, висели мертвые в крепко сжатых челюстях другого животного».

Несомненно, «устрашающая поза» ушастой круглоголовки во многих случаях отпугивает врагов, что подтверждается неоднократными наблюдениями над собаками, которые не решались схватить ящерицу, защищающуюся таким образом. Однако змеи—главные враги круглоголовки,—нападая неожиданно и быстро, обычно успевают схватить ящерицу, прежде чем ее «устрашающая поза» могла бы этому воспрепятствовать.

Питаются ушастые круглоголовки различными насекомыми и особенно часто жуками, как крупными навозниками и чернотелками, так и мелкими видами. Не менее обычную их пищу составляют гусеницы, которых круглоголовки не только собирают на поверхности, но и выкапывают из песка у корней кустарников. Кроме того, они постоянно поедают растительную пищу—листья, цветы и плоды различных травянистых растений, а иногда и кустарников. При отыскании пищи весьма существенную роль играет острое зрение круглоголовок, а также их несомненная способность различать цвета. Н. В. Шибанову несколько раз приходилось наблюдать круглоголовок, которые, заметив на расстоянии нескольких метров яркие соцветия, направлялись к цветущему растению почти так же быстро, как и к подвижной добыче. Подбежав, они жадно обгрызали цветы, безошибочно отличая их от листьев, причем, насколько возможно вытягивались на выпрямленных ногах, приподнимались на пальцах и даже подпрыгивали.

В Каракумах откладывание яиц у ушастых круглоголовок происходит по крайней мере дважды: в конце мая или в начале июня и вторично—в конце июня. Оба раза, как правило, откладывается по четыре яйца, имеющих около 2,5 сантиметров в длину и 12—13 миллиметров в ширину. Первые молодые ящерицы выводятся в июле, имея в длину около 33—38 миллиметров. Половой зрелости они достигают на втором году жизни.

При содержании в неволе ушастые круглоголовки нуждаются в постоянном тепле и обычно довольно скоро погибают. Интересные наблюдения над ними были произведены В. А. Фаусеком еще в начале этого столетия.

«Первое время после того, как я привез своих ящериц в Петербург,— пишет Фаусек,—и пока они еще не обжились в неволе, они особенно показывали свои способы защиты и нападения по ночам. Ночью они спали, зарывшись в песок. Если поздно ночью, при свете лампы, я быстрыми и резкими движениями выкапывал их из песка, а затем слегка поддразнивал движениями и легкими ударами пальца, они выскакивали, как бешеные, принимались бегать по банке, сейчас же принимали свои угрожающие позы и делали попытки бросаться на людей через стекло банки. Вид у них был при этом действительно способный напугать, и я не раз видел, как зрители, приблизившие лицо к стеклу банки, чтобы лучше видеть, быстро отскакивали, когда ящерицы на них бросались...

К звукам они были очень впечатлительны: банка, в которой они жили, стояла на окне, и летом они внимательно прислушивались к звукам (например, стуку экипажа), несшимся с улицы. Движения головы их при этом напоми­нали движения прислушивающейся птицы...

Отведение и раскрывание угловых придатков рта происходит исключительно при открывании пасти с целью угрозы: когда рот открывается для ловли насекомых, угловые придатки остаются закрытыми и прижатыми. При закрытом рте они также всегда закрыты и прижаты.

Однако один раз осенью слушательницы, занимавшиеся в моей лабора­тории,—наблюдательницы вполне достоверные—видели утром, часов в 11, фриноцефала спящего, лежащего на песке с крепко закрытыми глазами, который, не открывая рта, оттопырил и раскрыл угловые придатки. В таком положении он лежал несколько минут, пока не проснулся. Осмелюсь высказать мысль, что ему могло что-нибудь грезиться—он видел «страшный сон».

Песчаная круглоголовка (Phrynocephalus interscapularis)—одна из самых маленьких круглоголовок. Взрослые самцы редко достигают более 8 сантиметров в длину; самки приблизительно на сантиметр меньше. По складу тела она в общем похожа на ушастую круглоголовку, но лишена, кожных выростов в углах рта. Хвост, составляющий немного больше половины всей длины тела, приплюснут и расширен у основания и окаймлен по бокам увеличенными зубчатыми чешуйками. Такие же чешуйки образуют кайму, по заднему краю бедер.

Пальцы задних ног очень длинны, из них 3-й и 4-й снабжены но бокам роговыми зубчиками. Окраска верхней стороны тела коричневато-песочная с беловатыми и черноватыми точками и ржаво-охристыми пятнышками; на спине близ лопаток такого же цвета овальное пятно, окруженное лиловой каймой. Нижняя сторона тела чисто белая; на конце хвоста снизу 3—4 широкие черные поперечные полосы.

Песчаная круглоголовка распространена от берегов Каспийского моря на восток до Ферганы и к северу до берегов Аральского моря. Она столь же характерна для песчаных пустынь, как и предыдущий вид, но обычна не только в барханах, но и в бугристых песках, если они не очень закреплены растительностью. В Каракумах и Кизыл-Кумах—это самая многочисленная ящерица.

Весной песчаная круглоголовка появляется рано, утром выходит из песка раньше других ящериц, а в пасмурную и ненастную погоду исчезает одной из последних. В жаркий солнечный день она бегает так быстро, что следить за ней при чрезвычайном сходстве ее окраски с окружающей обстановкой очень трудно. Останавливаясь, круглоголовка по нескольку раз скручивает и распрямляет хвост и сразу выдает себя пестрой окраской его нижней стороны. Часто и во время бега она держит хвост свернутым спиралью над спиной, но, уходя от преследования, всегда опускает его. Она зарывается в песок совершенно так же, как и ушастая круглоголовка, но с еще большей быстротой и легкостью.

Яркая, пестрая окраска нижней стороны хвоста у песчаных круглоголовок, несомненно, служит им для опознавания друг друга. Н. В. Шибанов неоднократно наблюдал в их поведении то, что, вероятно, правильно будет назвать «брачными играми». Через небольшие промежутки времени одна из ящериц, чаще самка, закапывается наполовину или полностью в песок. Другая сразу останавливается и, подергивая закрученным над спиной хвостом, осматривается по сторонам. Но вот зарывшаяся приподнимает из песка голову и вскидывает над спиной ярко-белый, полосатый хвост, резко выделяющийся на фоне песка. Заметив «сигнал», вторая круглоголовка немедленно подбегает к первой, и «игра» возобновляется.

По мере нагревания песка ближе к полудню песчаная круглоголовка все больше придерживается тени кустов. Все реже и все быстрее перебегает она от одного теневого пятна к другому. В самые жаркие часы дня она зарывается в песок на менее нагретых его участках под кустами. В конце дня круглоголовка снова появляется на склонах барханов и ведет себя не менее оживленно, чем в утренние часы. На заходе солнца она в любом месте выкапывает норку длиной примерно в 10 сантиметров, уходящую наклонно на глубину 4—5 сантиметров. Роет она поочередно то обеими правыми, то обеими левыми ногами. Обычно уже через 3—5 минут ночное убежище круглоголовки готово, и снаружи остаются лишь очень узкая щелка и едва заметный холмик выброшенного песка.

Питается песчаная круглоголовка мелкими насекомыми и гусеницами. Чаще всего она отыскивает добычу на земле или на стеблях и листьях скудной травянистой растительности и захватывает ее языком и лишь более крупную челюстями. Но иногда она ловит насекомых на лету, догоняя их и даже довольно высоко и ловко подпрыгивая. Кроме того, она питается и растительным кор­мом, но в сравнительно небольшом количестве:

По размножению песчаной круглоголовки имеются следующие наблюдения Н. В. Шибанова. Период размножения, по-видимому, очень растянут, так как самка откладывает в течение лета несколько раз по одному яйцу. Яйца этой маленькой ящерицы достигают 9—11 миллиметров в длину и 5—7 миллиметров в ширину, и потому в полости тела самки не может поместиться одно­временно больше одного вполне развитого яйца. Созревание яиц происходит поочередно то в правом, то в левом яйцеводе. Первое яйцо откладывается во второй половине апреля, а в течение всего периода размножения самка сносит не менее 4 яиц Первые молодые вылупляются в конце июня, имея в длину 23 миллиметра. Половой зрелости они достигают меньше чем через год—к весне следующего года.

Такырная круглоголовка (Phrynocephalus helioscopus) имеет короткое, приплюснутое и очень расширенное туловище, сравнительно короткие ноги и относительно тонкий, но сильно расширенный и приплюснутый у основания хвост. Чешуя на спине так же, как и у трех следующих видов из числа водящихся в СССР, шероховатая, причем отдельные чешуйки в виде бугорков возвы­шаются над соседними. Окраска чрезвычайно изменчива. Верхняя сторона тела—от серого или коричневатого до почти черного цвета с темными пятнами и поперечными полосами; иногда по бокам передней части спины по два голубых пятна. В некоторых случаях поперечные полосы на спине красные по середине и коричневые и голубые по бокам. Нижняя сторона тела беловатая, иногда с мраморным темным узором на груди. У самцов конец хвоста с нижней стороны яркого красного цвета. Длина тела до 12 сантиметров.

Распространена такырная круглоголовка в низовьях Волги и Урала, в Казахстане, в среднеазиатских республиках Советского Союза, далее на восток до Монголии, а также в центральной и восточной части Закавказья и в северном Иране.

Такырная круглоголовка (Phrynocephalus helioscopus); настоящая величина.

Закавказские и иранские такырные круглоголовки выделяются в особый подвид Phrynocephalus helioscopus horvathi, отличающийся некоторыми особенностями в строении чешуй на затылке, по бокам туловища и на внешней стороне передних ног. Их окраска также очень изменчива и довольно пестра. Основной фон верхней стороны тела оливковый или коричневато-серый с мелкими белыми и ржаво-коричневыми точками. Две широкие темно-серые полосы, прерванные по середине, пересекают спину позади передних и впереди задних ног; такого же цвета поперечные пятна по бокам шеи, на ногах и на хвосте. На верхней стороне шеи расположена пара продолговатых, сходящихся сзади, голубых пятен с розовой полоской внутри. Поперек головы над глазами светлая полоска, прерванная по середине и окаймленная спереди и сзади ржавыми пятнышками. Нижняя сторона тела охристая с довольно ярким налетом кирпичного цвета на животе. Хвост снизу бледно-голубой.

Такырная круглоголовка придерживается открытых, бедных растительностью местностей. Она водится в глинистых и каменистых степях, на глинисто-солонцеватых площадках, называемых «такырами» и расположенных среди холмистых сыпучих песков, на прибрежных галечниках, в сухих руслах рек и в тому подобных местах. В зависимости от цвета окружающей обстановки изменяется и окраска этих ящериц. На глинистой почве такырные круглоголовки имеют желтоватую или коричневатую окраску с темными или красными пятнами; на такырах окраска их светлее; в степях с щебнем темного глинистого сланца они имеют очень темную окраску. Иногда эти цветовые различия обнаруживаются у особей, встречающихся очень близко друг к друга.

В. Аленицин следующим образом излагает свои наблюдения над такырной круглоголовкой на берегах Аральского моря: «Издали фриноцефал неотличим от серой почвы и только тогда попадается на глаза, когда сделает движение или бросится бежать. В позе ящерицы, привстающей с почвы, чтобы рассмотреть приближающийся предмет, а может быть, и прислушивающейся к шуму, положительно есть что-то собачье. Расставивший ноги, поднявший грудь, задравший .кверху хвост (очень нередко—спиралью), усевшийся немного вкось и осматривающийся фриноцефал скорее всего отдаленно напоминает, по выражению фигуры, молодую таксу в миниатюре. Именно таким образом и заставляет ящерицу приподняться первый шорох. Несколько мгновений она сидит непо­движно, поворачивая по временам голову из стороны в сторону; эта мина делается также на собачий лад. Наконец, фриноцефал находит, что подпускать сомнительный предмет еще ближе—опасно, и стрелою кидается прочь. Если его преследуют, то он быстро мечется по сторонам, но, очевидно, теряет вследствие торопливости голову и носится наудачу до тех пор, пока не уткнется в густую гривку сухой травы, за которую можно спрятаться. Здесь он останавливается, прилегает к земле и ждет. Если преследование не продолжается, то, спустя некоторое время, он приподнимается на передних лапах, осматривается и подолгу остается в этом положении. В противном же случае, когда преследование ведется с умением (нужно именно лишь не выпускать ящерицу из виду, оставляя ее метаться по сторонам, и подходить,, когда она остановится), фриноцефал после бойкой и суетливой беготни скоро утомляется. Он чаще останавливается за гривками и все более и более долго остается на одном месте; наконец, он уже не убегает, когда к нему подходят вплоть, и тогда его легко взять».

По мнению проф. А. М. Никольского, ярко-красный цвет нижней стороны хвоста у самцов, очевидно, служит сигнальным знаком, по которому самки отыскивают самцов. Для привлечения самок самец закручивает хвост кверху; в таком положении красный цвет виден на далеком расстоянии. Без такого приспособления круглоголовкам было бы трудно отыскивать друг друга, так как окраска их сливается с цветом окружающей обстановки. В случае опасности самец опускает хвост, так что нижняя сторона его прикладывается к земле, и ящерица становится совершенно незаметной.

Питается такырная круглоголовка муравьями, жуками, тлями и другими мелкими насекомыми и их личинками. Часто они поедают крупных кобылок. «С пойманною крупною кобылкою,—пишет В. Н. Шнитников,—ящерица расстается очень неохотно и часто долго презабавно таскает ее во рту, ковыляя то туда, то сюда перед преследующим ее человеком. При обилии кобылок последние становятся единственной пищей круглоголовок».

О размножении такырной круглоголовки сведений мало; известно лишь, что в мае самка откладывает 4—5 яиц, достигающих длины более сантиметра. Персидская круглоголовка (Phrynocephalus persicus), очень похожая на предыдующую, распространена главным образом в северном Иране, но встречается также и в юго-восточной части Закавказья.

Продолговатая круглоголовка (Phrynocephalus strauchi), отличающаяся он такырной круглоголовки более стройным сложением и более длинным хвостом, распространена между Аму-Дарьей и Сыр-Дарьей.

Хен-таунская круглоголовка (Phrynocephalus rossikowi), также близкая к трем предыдущим, водится около устья Аму-Дарьи.

Сетчатая круглоголовка (Phrynocephalus reticulatus) по внешнему виду похожа на такырную круглоголовку, но чешуя у нее на спине однородная, гладкая. Верхняя сторона тела глинисто-желтого или сероватого цвета с 3—5 узкими темными поперечными полосами на спине; на хвосте также поперечные полосы, а конец хвоста снизу темный. На спине около передних ног два полулунной формы пятна, состоящих из красного и синего цветов. Длина тела превышает 10 сантиметров.

Сетчатая круглоголовка распространена от Каспия через южную часть Туркмении на восток до Ферганы. Водится она на плотных глинистых почвах. Ее образ жизни еще очень мало изучен.

Круглоголовка-вертихвостка (Phrynocephalus guttatus) отличается от других круглоголовок более стройным сложением. Туловище у нее сравнительно" мало расширенное, ноги стройные, хвост длинный; чешуя гладкая, зернистая; пальцы оторочены длинными зубчиками. Окраска верхней стороны тела песочно-серая с темным глазчатым узором или с темными четырехугольными пятнами, расположенными в правильные продольные ряды. Нижняя сторона тела беловатая; концевая часть хвоста снизу красноватая с 3—4 поперечными черными полосами.

Вертихвостка распространена в Предкавказье, в низовьях Волги и Урала, между Каспием и Аралом и от Сыр-Дарьи до Семиречья включительно.

В. Н. Шнитников, наблюдавший эту круглоголовку в Семиречье, пишет: «Населяет она настоящие песчаные пространства, поросшие типичною песчаного флорою, и обыкновенно всюду бывает довольно многочисленною, попадаясь на глаза в изобилии. На голых барханах не встречается, но избегает также и мест, слишком густо покрытых растительностью. Жары не боится и даже в самые жаркие дни, когда около полудня прячутся и ушастые круглоголовки и скаптейры, она продолжает вести деятельную жизнь; но зато после выпавшего дождя не показывается очень долго, и иногда ее не бывает видно, несмотря на прекрасную погоду, еще в течение следующего дня».

Закручивание хвоста над спиной для вертихвостки еще более характерно, чем для других круглоголовок; ее сравнительно длинный хвост, закручиваясь в спираль, образует большее число оборотов, чем у других видов.

Питается эта круглоголовка главным образом муравьями и другими мелкими насекомыми и их личинками. О размножении вертихвостки известно лишь, что в мае или начале июня самка откладывает 2—3 яйца длиной до 13 миллиметров.

Еще 2 или 3 вида круглоголовок, водящихся в СССР, изучены так мало, что мы их не будем здесь называть.

Плащеносная ящерица (Chlamydosaurus kingi) выделяется среди всех современных пресмыкающихся широкими кожными складками по бокам шеи, имеющими вид плаща. Этот плащ, покрытый мелкой чешуей и зазубренный по краям, охватывает шею ящерицы, оставляя свободным только зашеек, и может быть сложен в продольные складки или широко раскрыт, подобно зонту. В остальных признаках плащеносная ящерица имеет вполне типичное для агамы строение. Ноги стройные с длинными пальцами; хвост очень длинный, составляющий 2/3 общей длины тела. Чешуя, покрывающая тело, различна по величине, по бокам туловища—самая мелкая. Впереди отверстия клоаки и вдоль бедер расположен ряд пор. Ушное отверстие велико. Окраска желтовато-бурая с черными пятнами. Нижняя поверхность плаща, особенно у самца, имеет более яркую мозаичную окраску из оранжевого, красного, бурого и синевато-стального цветов. Взрослые экземпляры достигают в длину более 80 сантиметров.

Плащеносная ящерица распространена в Квинслэнде и северной и северо-западной Австралии. Она чаще встречается на деревьях, чем на земле, и ведет дневной образ жизни. Питается насекомыми, преимущественно жуками.

Плащеносная ящерица (Chlamydosaurus fcingl);


Одну из замечательных особенностей плащеносной ящерицы представляет ее способ передвижения по земле. Она может довольно быстро бежать на одних только задних ногах, выпрямив туловище и двигая в обе стороны приподнятым над землей хвостом; передние ноги при этом свисают вниз и остаются неподвижными. В таком положении ящерица может пробежать 10—12 метров, а опустившись ненадолго на все четыре ноги, может снова бежать на двух ногах.

Пока ящерица ничем не встревожена, плащ ее сложен и плотно прилегает к телу, но испуганная или возбужденная она немедленно его распускает. Если опасность застает плащеносную ящерицу на земле, она убегает, направляясь к ближайшему дереву. Настигнутая врагом ящерица приседает на задних ногах, приподнимает переднюю часть туловища и голову, широко разевает пасть, обнажая длинные клыки, и сильно шипит. Чем шире Pacкрывается пасть, тем в большей степени оттопыривается плащ при помощи очень длинных, вдающихся в него отростков подъязычной кости. Если враг не отступает перед этой «устрашающей позой», плащеносная ящерица яростно защищается или даже переходит к нападению, сильно кусается и наносит весьма чувствительные удары своим длинным жестким хвостом.

Род Amphibolurus, свойственный исключительно Австралии, характеризуется следующими особенностями его представителей. Тело приплюснутое, обычно без спинного гребня; на горле толстая поперечная складка; горлового мешка нет; имеются поры на бедрах и около клоачного отверстия.

Бородатая ящерица (Amphibolurus barbatus), распространенная по всей Австралии, получила свое название благодаря способности в возбужденном состоянии сильно раздувать и выпячивать вперед кожу горла и боков головы, что создает сходство с бородой. Это сходство еще в большей степени зависит от формы покрывающих шею чешуек; каждая чешуйка в отдельности похожа на шип розы, а все вместе имеют вид щетинистых волос. Бока тела вплоть до основания хвоста также покрыты удлиненными шиповатыми чешуйками, но еще более длинные чешуи помещаются позади больших ушных отверстий. Взрослые особи достигают в длину более 50 сантиметров и имеют невзрачную серовато- бурую окраску. «Борода», раздуваясь, становится иногда почти черной.

Бородатая ящерица живет в сухих скалистых местностях. Бегает она, как и большинство агам, на вытянутых ногах. Кроме того, она может делать короткие прыжки, как лягушка, и после прыжка садиться, опирая приподнятое туловище на вытянутые передние ноги. Однако потревоженная ящерица редко спасается бегством, но зато немедленно принимает «устрашающую позу». Она сильно уплощает туловище, широко разевает рот, раздувает «бороду» и сильно шипит, но редко кусается. Выпячивание кожи горла происходит, как и у плащеносной ящерицы, при помощи чрезвычайно удлиненных отростков подъязычной кости.

Род парусных ящериц (Hydrosaurus) заключает 3 вида, распространенных на Филиппинских и Молуккских островах и на Целебесе. Они отличаются плотным высоким и сжатым с боков туловищем, короткой головой, очень длинным толстым хвостом, крепкими ногами и .ступнями, длинные пальцы которых по краю усажены выступающими в виде лопастей чешуями. Но наиболее для них характерен гребень из крупных чешуй, который пролегает по середине линии спины и переходит на передней половине хвоста в высокую кожную складку, поддерживаемую длинными остистыми отростками позвонков и покрытую снаружи чешуей. Тело покрыто мелкими прямоугольными чешуйками. Имеются бедренные поры.

Молуккская парусная ящерица (Hydrosaurus amboinensis), распространенная на Молуккских островах, достигает более метра в длину. Она имеет оливково-бурую окраску, переходящую на голове и шее в зеленоватую. Верхняя сторона тела испещрена черными пятнами и мраморным узором. Кожная складка в области плеча интенсивного черного цвета.

Парусная ящерица живет на кустах и деревьях вблизи рек. Питается она листьями, цветами, зернами и ягодами различных, в том числе и водных растений, а также червями, многоножками и другими мелкими беспозвоночными животными.

Парусная ящерица (Hydrosaurus amboinensis); 1/3 настоящей величины.

Спасаясь от врагов, ящерица бросается в воду и прячется под камнями. Яйца откладывает в песок. Местное население усиленно охотится за парусной ящерицей ради ее белого вкусного мяса.

Род шипохвостов (Uromastix) заключает крупных и неуклюжих ящериц, приплюснутый хвост которых покрыт большими колючими чешуями, собранными в правильные поперечные ряды. Голова у них приплюснутая, треугольная с короткой, тупозакругленной мордой; туловище низкое, широкое; ноги короткие, массивные, с короткими пальцами, вооруженными сильно изогнутыми когтями. Ушные отверстия в виде больших вертикальных овалов. Широкие резцы соединяются у взрослых в одно или два зубных лезвия, отделенных от коренных зубов промежутком. Морщинистая кожа покрыта однородными округло-четырехугольными чешуйками. Бедренные поры всегда имеются. Восемь видов этого рода населяют пустынные местности северной . Африки и западной Азии.

Обыкновенный шипохвост, или дабб (Uromastix aegyptius), достигает в длину 60 и даже 75 сантиметров, из которых немного меньше половины приходится на хвост. Окраска верхней стороны тела желтовато- или оливково- бурая; края челюстей и лоб голубовато-зеленые; верхняя сторона конечностей испещрена темно-бурыми точками; нижняя сторона головы, подвижная кожа по бокам шеи и брюхо украшены бурым, сетевидным рисунком. Брюшная сторона тела окрашена светлее. Водится в Египте, на Синайском полуострове и в Аравии.

Дабб живет в пустынных и скалистых местностях. На скалах с большим количеством расщелин, представляющих удобные убежища, шипохвосты особенно многочисленны. Днем их можно видеть здесь греющимися на солнце, в позах, характерных для большинства агам. За отсутствием естественных убежищ дабб выкапывает норы в песке.

Чувствуя себя в безопасности, шипохвост передвигается, медленно покачиваясь и поворачивая голову из стороны в сторону. Потревоженный, он поспешно направляется к убежищу, усиленно изгибая короткое туловище. Бежит он, однако, довольно быстро и ловко и, пользуясь своим толстым хвостом, как рулем, может резко изменять направление.

Обыкновенный шипохвост (Uromastix aegyptius ); 1\3 настоящей величины.

Туловище его во время бега приподнято, и по земле волочится разве только кончик хвоста. Вынужденный защищаться, дабб наносит сильные удары хвостом, но очень редко кусается.

Все шипохвосты питаются растительным кормом—самыми разнообразными листьями, цветами, а вероятно также и плодами. Молодые особи поедают, кроме того, насекомых. Имеются указания, что дабб выходит на поиски корма только рано утром и на закате солнца.

Индийский шипохвост (Uromastix hardwickei), достигающий 28 сантиметров в длину, отличается главным образом расположением крупных снабженных шипами чешуй хвоста, кольца которых на верхней стороне прерваны 2—4 поперечными рядами более мелких чешуек. Верхняя сторона тела этого шипохвоста имеет песочно-желтую или свинцово-серую окраску; нижняя сторона буровато-белая, иногда с темными пятнами; на передней поверхности бедра большое черное пятно. Распространен в Индии и Белуджистане.

Индийский шипохвост (Uromastix hardwickei); настоящей величины.

И. Фишер, содержавший индийского шипохвоста в неволе, сообщает, что эта сравнительно очень спокойная ящерица хорошо уживается в террариуме, никогда не отказывается от корма и чрезвычайно легко приручается. «Можно,— пишет Фишер,—посадить его на стол возле блюдца, наполненного мучными червями, и он тотчас же принимается за еду. Или можно набрать горсть каких-нибудь лакомств и протянуть ее в клетку с шипохвостами. Животные подбегают и безбоязненно берут пищу из руки».

Индийский шипохвост обнаруживает несомненную способность к накоплению опыта. И. Фишер сообщает следующие интересные в этом отношении наблюдения над шипохвостами, которых он содержал в одном помещении с хамелеонами и гардунами (агамами): «Так как хамелеоны и гардуны,—пишет этот прекрасный наблюдатель,—едят преимущественно утром и вечером, т. е. прежде чем шипохвосты проснутся и после того как они устроятся на ночлег, то в это время дня в клетке к ветвям привешивался сосуд с мучными червями. Один из шипохвостов во время одной из своих довольно неуклюжих попыток лазать натолкнулся случайно на этот сосуд, в котором осталось еще несколько несъеденных мучных червей. Он, конечно, поспешил подобрать их и спокойно спустился с ветвей. С этого дня он хорошо знал значение коричневого фарфорового сосуда. Как только его привешивали к ветвям, он поднимался туда и в несколько минут опустошал его. Так как хамелеоны и гардуны страдали от этого, то я решил, оставив сосуд в террариуме, только утром и вечером всыпать в него мучных червей. Напрасно шипохвост поднимался на ветви. Он ничего не находил. Наконец, он привык к виду раскачивающегося сосуда и перестал исследовать его. Но вскоре он заметил, что вечером, перед самым заходом солнца, дверь террариума открывалась еще раз. Однажды он появился как раз в тот момент, когда всыпали в сосуд мучных червей. Он тотчас же взобрался на ветви, опустошил весь сосуд и после этого спрятался. С этого дня он стал появляться тотчас же, как только услышит, что дверь к вечеру открывается. Затем он отправлялся на ветви и съедал всё до последнего червяка. Я был вынужден совершенно изменить свои опыты с кормлением, так как в противном случае хамелеоны и гардуны умерли бы с голода».

Молох (Moloch horridus)—единственный вид рода Moloch, распространенный в южной и западной Австралии. Эта замечательная ящерица имеет маленькую голову, плотное, приплюснутое и расширенное туловище и округлый притуплённый у конца хвост. Ноги массивные; пальцы очень короткие с длинными когтями. Все тело сверху покрыто в различной степени искривленными шипами. Пара самых крупных сильно искривленных шипов помещается на голове, в виде рогов. На загривке выдается продольный бугор, по бокам которого также торчат очень крупные шипы. Большие шипы помещаются по бокам шеи, по бокам туловища и на хвосте; ноги покрыты более мелкими шипами. Нижняя сторона тела шероховатая, но лишенная колючек. Основная окраска верхней стороны тела каштаново-бурая; вдоль хребта проходит узкая, несколько раз расширяющаяся в растянутые четырехугольники полоса светлого охристо-желтого цвета; такого же цвета полоса тянется по бокам шеи, вдоль плеча и по бокам туловища и хвоста. Нижняя сторона тела по светлому охристожелтому фону покрыта более темными продольными и поперечными полосами с черной каймой. Длина тела 18—22 сантиметра.

. Молох (Moloch horridus); 2/3 настоящей величины.

Молох живет только в песчаных местностях, где его встречают иногда на вершинах холмов греющимся на солнце. Он часто закапывается в песок, но на небольшую глубину. Движения молоха медленны и угловаты; голову он поворачивает отдельными небольшими толчками; ходит, высоко приподнявшись на ногах, и только последней третью хвоста касается земли или держит его на весу. Лежа, он часто принимает странные положения, и иногда кажется, что конечности его наполовину вывихнуты.

Питается молох главным образом муравьями, которых ловит, помещаясь около одной из муравьиных дорожек. Существуют наблюдения, что он поедает также и растительный корм. Средством защиты молоху служат только его шипы, но и они так слабы, что, соблюдая осторожность, его легко взять в руки, не уколовшись. Кусаться он не может, так как рот его для этого слишком мал.


Можно металлосайдинг по низкой цене купить в компании "КМК СибПрофиль".